Romeo and Juliet (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Капулетти » Комната Ливии Капулетти


Комната Ливии Капулетти

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Совершенно обычные девичьи покои, выполненные в светлых тонах…
Широкая кровать с воздушным пологом, резной спинкой и огромным количеством подушек занимает большую часть пространства комнаты. Над кроватью, как и положено доброй католичке, висит распятие.
Подле ложа находится крошечный столик, на котором стоят подсвечник со свечой, и лежит какая-нибудь занимательная книга.
Картин и гобеленов нет вовсе, хозяйка комнаты их не любит, посему стены обтянуты шелком цвета свежей мяты.
Невдалеке стоит туалетный столик с зеркалом – предмет гордости Ливии – заставленный шкатулками с украшениями, до которых девушка большая охотница. Имеется шкаф для одежды.
Имеется смежная комната – ванная, в которой девушка проводит столько времени, нежась в горячей воде, что старая нянька, шутя, называла свою воспитанницу «рыбкой».

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-04-12 20:48:52)

0

2

Дверь в комнату бесшумно открылась, и Розалина вошла в комнату сестры. Повод для визита был, и самый что ни на есть серьезный. Уже несколько дней практически вся прислуга дома шушукалась о новом увлечении синьорины Ливии, бурно обсуждая, какими методами какой-то молодой мужчина добивается расположения девушки.
"Во-первых, приличная девушка должна вести себя соответственно. Нельзя же всех своих кавалеров выставлять на показ, - перечисляла про себя Розалина, обводя взглядом пустую комнату. - Во-вторых, я не позволю чтобы какой-то оборванец увивался за Ливией. Но не могу же я всю жизнь за ней следить... в конце концов, она скоро выйдет замуж, и ничего с этим не поделаешь, придется с этим смириться. Не могу даже себе представить Ливию, мою сестренку, замужем за каким-нибудь… пусть даже герцогом или лордом", - уже с грустью подумала девушка.
Незаметно для самой себя она села на кровать сестры и машинально подглаживала белоснежную простынь рукой. Взгляд скользнул по огромному зеркалу, и Розалина увидела саму себя, с таким расстроенным взглядом, что ей стало даже немного стыдно за свое собственническое отношение к сестре.
"В конце концов, я пришла просто повидаться с сестрой и постараюсь не сильно на нее давить", - одернула себя девушка и села за брошенное рукоделие Ливии, дабы скоротать время. Аккуратно распутывая нитки и вышивая нежные цветы на тонком полотне, Розалина совсем забыла о времени.

0

3

Поместье Капулетти, Комната Джульетты Капулетти ===>

Продолжая витать в облаках от счастья (причина была проста – предстоящая шалость), Ливия пританцовывая и продолжая мурлыкать себе под нос фривольную песенку о амурных похождениях какого-то портняжки Джованни и богатой замужней синьоры, юная Капулетти влетела в свою комнату. Не замечая никого и ничего вокруг, Ливия подбежала к зеркалу, распустив свои локоны, которые шелковым водопадом рассыпались по плечам, начала охорашиваться перед зеркалом, продолжая напевать:
- Любимая, оставим же спать твоего супруга,
Давай любить друг друга…

Продолжение, не слишком-то пристойной (по крайней мере, для молоденькой девицы) песенки, застряло в горле, словно рыбная косточка, ибо в зеркальном отражении, Ливия наконец соизволила заметить свою сестру, прекрасную Розалину.
- Сестрица?!.. - и шалунья резво отбежала от зеркала и приблизилась к кровати, на которой чинно восседала старшая синьорина Капулетти. Щеки Ливии предательски покраснели от смущения, ибо кому-кому, а чопорной Розалине вряд ли придется по вкусу, что ее младшая сестра распевает песенки об адюльтере. А стало быть очередная порция нравоучений были обеспечены.
«Вот уж, воистину, чудны дела Твои, Господи. То запирается в своей комнате, и до нее не достучишься, то сама приходит и как ни в чем не бывало и возится с моим рукоделием».
В кудрявой головке проказливой Ливии мелькнула мысль воспользоваться ситуацией и избавиться от треклятого вышивания, передав его сестре, раз уж прекрасная Розалина сама взялась за него.
- Что ты тут делаешь, сестра? Ты же хотела провести вторую половину дня в молитве…

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-05-09 00:07:03)

0

4

«…здесь лепестки лучше будет вышить гладью, а листья...» - размышления девушки были прерваны внезапным появлением сестры. Розалина как раз представляла в уме, как будет выглядеть на полотне будущий вышитый цветок, когда в комнату, напевая песню фривольного содержания, вошла Ливия. Она весело вертелась перед зеркалом, даже не замечая удивленного взгляда сестры.
- Пришла послушать творчество лучших поэтов Вероны в твоем исполнении - с легкой улыбкой ответила Розалина сестре, когда та, наконец, соизволила ее заметить. - Мы с тобой живем в соседних комнатах, а видимся не чаще, чем, если бы я жила в Неаполе. Из-за всех твоих ухажеров у тебя нет времени поболтать с собственной сестрой, - Розалина картинно возвела очи к небу с оскорбленным видом.
«Знаю, сестренка тебе порой надоедают мои нравоучения, но поверь мне, я стараюсь для твоего же блага».
- Кстати, о твоих ухажерах, я и пришла с тобой поговорить, - перешла Розалина от полушутливого тона к серьезному и отложила шитье, подбирая слова.
- Скажи на милость, почему сегодня я слышала разговор служанок о том, что у тебя, сестрица, появилось очередное увлечение, и какой-то юноша слишком уж настойчиво добивается твоего расположения? Почему ты всегда добиваешься того, что становишься объектом сплетен? - Розалина выжидательно посмотрела на сестру.

0

5

Каждая новая фраза, которую произносила старшая сестра, заставляла изумляться Ливию  все больше и больше, и, в конце концов, ошарашенная девушка, усевшись рядом с Розалиной, непонимающе захлопала длинными черными ресницами.
«Это у меня-то появились ухажер?! О Господи, неужели сестрица так усердно молилась, что взаправду сошла с ума, и теперь просто напросто бредит?!»
Речи, произносимые Розалиной, и вправду были нелепы: даже если бы Ливия и желала какой-нибудь любовной интрижки (а, она этого и вправду желала) то никакой возможности для этого не было. Родители, дорожа честью рода и имени Капулетти, держали дочерей под строгим и бдительным присмотром. Надо было бы обладать дьявольской хитростью и изворотливостью, что бы умудриться закрутить роман, когда за тобой постоянно приглядывают няньки да служанки.
- Да голос у меня весьма недурен, это признают все в нашем окружении, – девушка решила отшутиться, – он достаточно низкий, но бархатный и теплый… Как гречишный мед! - отшутиться будет безопаснее, нежели пытаться оправдаться, за распевание этой глупой, треклятой песенки, рассудила про себя Ливия. Да и время потянуть можно, что бы понять, а может сестра разыгрывает ее? Но нет, строгое выражение лица Розалины говорило, что она и не думает смеяться над такой серьезной темой.
«Кто же это из служанок мог опуститься до такой низости, что бы пускать сплетни обо мне?» - ломала голову юная синьорина, и тут совершенно внезапно, поняла откуда могли взялись эти глупые сплетни. Намедни они с Джульеттой, милой маленькой кузиной, сидели в саду, и Ливия по обыкновению  рассказывала, что ей снилось. А в ту ночь ей пригрезилось тайное свидание с прекрасным, как античное божество, юношей, который цветасто признавался ей в любви и осыпал ее тело пылкими поцелуями.
«По саду же постоянно снуют служанки, туда-сюда, вот видно одна из них услышала обрывок фразы! Так вот почему все они так странно смотрят на меня!.. Сейчас эта клевета дошла и до Розалины. О, хоть бы родителям не наплели чего в уши! Ну, я им задам, но сначала надо успокоить Розалину, и заверить, что я невинна как день».
Благородная мысль заверить сестру, в своей чистоте и невинности полетела в Тартары, когда проказница увидала, как серьезна ее старшая сестра. Слишком уж велик соблазн был подшутить над Розалиной, ну хотя бы самую малость.
Нацепив на личико выражение не то смущения, не то растерянности и старательно пряча глаза, в которых прыгали искорки смеха, Ливия виновато протянула:
- Сестрица, я же не упрекаю тебя, что ты тратишь все свое время на жениха, которого ты выбрала… На нашего Господа, – проказница торопливо перекрестилась и возвела очи к небу, ну а точнее в потолок. – Так и не упрекай меня, когда я провожу время, как хочется мне.

0

6

"Ох, Господи всемогущий, прости моей сестрице неразумные слова", - попросила у Всевышнего девушка.
- По крайней мере, обо мне никто не болтает на каждом углу - резонно возразила Розалина, последовав примеру сестры и перекрестившись. - Проводи время так, как тебе хочется только... - тут девушка слегка замялась, - ...пожалуйста, постарайся не привлекать к себе излишнего  внимания.
"А то меня же первую упрекнут в том, что я за тобой не слежу", - добавила уже про себя.
- Все-таки мне было неприятно услышать сплетни о тебе. Хорошо еще, что эти слова не достигли ушей родителей, - заметив на лице сестры следы раскаяния, Розалина решила сменить тему. Все-таки Ливия уже взрослая и, наверное, вообще не стоило заводить этот разговор, по крайней мере, раньше подобных вещей не было.
- Кстати, не знаешь ли ты, сестрица, зачем нас посещал племянник герцога? Я читала у окна сегодня утром и, кажется, слышала, как он, в компании Париса завернул к нам. Должно быть что-то необычное, раз они нас посетили, - высказала предположение девушка и заинтересованно посмотрела на сестру. В отличие от Розалины, Ливия обычно была в курсе всего, что происходила в округе.

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-10 00:14:19)

0

7

Ливия только отмахнулась от не то совета, не то наставления сестры и скучливо вздохнула.
«Ну что значит стараться не привлекать внимания? Как будто я это делаю специально! Да и потом, что же мне собственных слуг бояться?! Да… Да если я только скажу батюшке хоть слово, о том что они очерняют меня гнусной клеветой, он их всех выгонит!»
- Дорогая моя сестра… – девушка вновь тяжело вздохнула, и взяла Розалину за руку. От былой веселости проказницы не осталось и следа. – Меньше слушай нелепую болтовню служанок, они про меня еще и не такого навыдумывают. Как бы я не желала, что бы моего расположения добивался какой-то молодой синьор, увы! Строгий надзор, под которым мы находимся, исключает такую возможность. Да и отец не торопится устроить мою судьбу. Видимо такова моя печальная судьба – остаться старой девой, умереть незамужней не познав радости любви и страсти.
Однако долго грустить и предаваться меланхолии, было не в характере Ливии, поэтому повздыхав о себе бедной и несчастной еще какую-то долю секунды, в миндалевидных глазах юной синьорины снова запрыгали привычные искорки смеха и веселости.
Новость о том, что сегодняшними посетителями дядюшки оказались такие высокопоставленные люди как Парис, по правде порядком удивила Ливию.
- Розалина, по правде говоря, я и не знаю, что тебе сказать. Я все утро была у себя, а потом у кузины. Так что не могла знать, что кто-то приходил, – вспомнив тайный сговор с Джульеттой, Ливия хитро заулыбалась и прищурилась, чем стала походить на лукавого бесенка. – Хотя могу смело предположить, что синьор интересовался незамужними девицами, живущими в этом поместье. От слуг я слышала, что граф Парис ищет себе жену. Вероятно, что тобой, ибо слава о твоей красоте и добродетели известна всей Вероне. А может, цель визита и кузиной, несмотря на то, что она ни разу не выходила в свет. Тайна всегда привлекательна, – Ливия заулыбалась. – Скажи-ка, сестра, ты хотела бы стать женой графа Париса?

0

8

Розалина серьезно слушала сестру, пока та не упомянула «строгий надзор» над ней. Тут девушка не смогла сдержать улыбки и прикрыла рот свободной рукой, не находящейся в ладошках Ливии.
- Бедная, старая дева, а вдруг сегодня граф приходит просить именно твоей руки? Поверь мне, уж ты-то не засидишься в девушках, особенно если будешь убегать из поместья с таким же постоянством, как сейчас, - тут Розалина заметила перемену, произошедшую в сестре. Только что она с печальным видом жаловалась, что проведет жизнь в одиночестве, как уже хитро улыбается своим мыслям.
- Ты что затеяла очередную авантюру? - Розалина слегка наклонила голову и заглянула Ливии в глаза, пытаясь прочесть ее мысли. - И я надеюсь, ты не втянула в нее нашу с тобой кузину? Знаешь, мне иногда кажется, что она как птичка в клетке, выросшая не видя мира, и если ее выпустить на волю, то случится несчастье, - грустно добавила Розалина. - Именно поэтому граф не мог приходить к ней. Вообще, с чего ты решила, что граф приходил свататься?
Розалина уловила краем глаза свое отражение в зеркале и украдкой посмотрела на него. «Никто не мог интересоваться мной, ибо я отдана Богу и точка».
Розалина подошла к окну и облокотилась на подоконник.
- Сегодня чудесный день, ты не находишь? Думаю, нас с тобой даже отпустили бы в город, немного попозже. Тем более, если Парис приходил с чем-то хорошим, то у лорда отличное настроение.

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-11 16:50:35)

0

9

Веселость сестры даже немного обидела Ливию, а от слов, что приходили просить ее руки, девушка отмахнулась как он навязчивых мух.
«Ну и чего же она улыбается? Ты тут, понимаешь ли всю душу ей наизнанку выворачиваешь… Ну почти всю. А ей и смешно!»
- Да, я бедная! И старая! Мне уже целых шестнадцать лет! Жить осталось совсем мало… - девушка надулась, словно малое дитя, решив, что разумнее будет не отвечать на вопрос сестры об авантюрах. Лучше промолчать, Розалина слишком хорошо знает свою младшую сестру, и иногда Ливии казалось, что она может прочесть ее мысли… Вдруг и сейчас она догадается про задуманную шалость?! Юная Капулетти поспешно опустила глаза в пол.
- Сестра, ты верно совсем не слушаешь, о чем болтают слуги в этом доме. Вернее слушаешь, но вовсе не то, что на самом деле интересно! Я слышала от слуг, что граф Парис ищет себе жену… - девушка пожала плечиками. – И думаю, посватайся он к тебе, блажь про монастырь придется забыть. Такому жениху наш отец никогда не откажет… И тебе придется стать женой вполне себе земного мужа. С которым придется делить ложе, рожать сыновей...
Слова на счет того, что идеи о служении Господу – блажь, Ливия сказала нарочно, что бы поддеть слишком задумчивую сестру.
- Но можешь быть покойна, граф приходил к дядюшке. Стало быть! – Ливия хитро усмехнулась. – Не надо быть семи пядей во лбу, что бы понять, что графа, скорее всего, заинтересовала наша кузина.
Ливия забралась на кровать с ногами и стиснула в объятиях подушку.
- О, да… Отпустят… – в голосе зазвучала неприкрытая ирония. – Скажем, на вечернюю службу, в сопровождении нескольких служанок.
«Нет уж, если она желает идти в церковь, пусть идет. Я лучше засяду за вышивку».

0

10

Розалина оторвалась от созерцания вида за окном и внимательно посмотрела на сестру. Та явно затеяла что-то, и это что-то вполне подходило под определение "шалость". И раз уж она решила не делиться подробностями, то можно предположить, что Розалина оказалась весьма близка к истине.
- Неужели ты действительно переживаешь, что останешься одна? - изумилась Розалина. - Какая глупость. Вот увидишь, как только герцогу придет в голову женить своего очередного родственника, то ты будешь первой, на кого он обратит свое внимание.
"Иногда я просто не понимаю свою сестру. Невозможно определить в шутку она дуется или действительно переживает. И зачем я только начала этот глупый разговор? Ну, судя по тому, что она даже попыталась меня задеть, то она вполне серьезно настроена. Сколько раз я ей уже говорила, что шутки про мою женитьбу неуместны? Даже неохота повторяться, уже тысячу раз я объясняла, почему я приняла такое решение. Хотя, иной раз оглядываюсь назад и понимаю, что обет безбрачия это глупо. Нельзя же спрятаться от мира за каменными стенами монастыря. Или можно?"
- Скажем - отпустят прогуляться по Вероне вдвоем, - передразнив сестру, Розалина отошла от окна и снова села на кровать. - В церкви я уже сегодня была, и хотя тебе бы тоже не мешало лишний раз туда сходить, я попрошу лорда отпустить нас. Думаю, со служанками мы договоримся. Если ты, конечно, хочешь, - отрешенно добавила девушка.

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-13 00:02:21)

0

11

«Ох, ну сколько же раз говорила самой себе, следи за тем, что болтаешь, Ливия! Не надо было говорить всего этого Розалине, даже не смотря на то, что она моя самая близкая и, чего уж греха таить, единственная подруга! Ведь не зря народная мудрость говорит, что если тебе дано два уха и один рот, надо больше слушать и меньше говорить».
По правде говоря, Ливия и правда переживала относительно того, что ей уже шестнадцать лет, а отец, похоже, и не думал торопиться с устройством ее судьбы. Его скорее беспокоило решение старшей красавицы-дочери, посвятить жизнь служению Богу. И тому, как отговорить ее от этого решения, ну или точнее помешать ему (подобный разговор отца и дядюшки проказливая Ливия ненароком подслушала в саду, буквально намедни, но благоразумно молчала, зная какой иначе разразиться скандал, проболтайся она об этом старшей сестре).
«Хотя, может быть, я зря переживаю, вот ка-а-ак найдет он мне мужа, который мне годится в отцы. Или же деды, такого седого, с трясущимися руками и длиннющей бородой…»
Бурная фантазия Ливии разыгралась, и воображаемый жених, показался таким реальным, что юная Капулетти, даже потрясла головой и потерла глаза, что бы гадкое видение исчезло.
«Нет, уж, дудки! Если бы мне отец или дядя нашли такого жениха, вот пусть сами за него бы и выходили! Тогда уж и, правда, лучше в монастырь, как Розалина!»
- Хочу! Конечно, безумно хочу прогуляться, и буду безмерно счастлива, если ты выпросишь нам эту небольшую милость. Но в церковь я не пойду, ты это прекрасно знаешь…

0

12

- Опять что-то себе нафантазировала? - весело спросила девушка, глядя как ее Ливия "избавляется" от ненужных мыслей.
"Какой же она все-таки ребенок", - с нежностью подумала Розалина.
"Интересно, как там этот, как его... Ромео? Сегодня было первое утро с того момента, как он начал ходить за мной, когда он не дожидался меня у церкви. Неужели все-таки решил выспаться?"
Веселая улыбка озарила лицо девушки. Конечно, она никому не говорила, что стоит Ромео увидеть ее, так у того на лице появляется мечтательное выражение. И хотя это продолжалось где-то неделю, Монтекки уже успел изучить ее расписание и начал встречать ее у церкви. С одной стороны это слегка раздражало, а с другой, ну какой девушке не будет лестно такое внимание?
"Ну вот, впору последовать способу сестренки и избавиться от ненужных мыслей. Хватит фантазировать, Розалина!" - мысленно одернула себя девушка.
- Я попробую все устроить.
"А то мы скоро все сойдем с ума - безвылазно сидеть дома. Ладно, я иногда выхожу в церковь, но бедная Ливия вообще света белого не видит. К тому же гулять по Вероне в компании с сестрой намного приятнее, чем со служанками, которые наверняка докладывают отцу, где я была и что делала".

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-15 13:26:04)

0

13

Отвратительное видение костлявого седовласого старца тянущего к ней дрожащие руки и как-то похотливо улыбающегося, наконец-то исчезло, и девушка выдохнула, чуть ли не с облегчением, а звук голоса старшей синьорины Капулетти, красавицы Розалины, окончательно вернул ее в реальность. На какую-то долю секунды Ливия посчитала сестру, чуть ли не спасительницей и благодарно улыбнулась ей.
«О, какое все-таки счастье, что все это только мое воображение, а не реальность…»
- Ну… Да, я почему-то представила себе… - но Ливия осеклась и замолчала, так и не продолжив фразы, так как заметила на очаровательном личике сестры, мечтательное выражение озаренное улыбкой. Такое лицо часто бывало у милой, маленькой кузины Джульетты, когда она по привычке грезила о любви.
«Ох, моя старшая сестренка сейчас похожа на кота, который, на кухне втайне полакомился сливками! Что это с ней?!»
Долго держать подобные мысли в себе пылкая Ливия не могла, да и потом, старшая сестра была как-никак ее самой близкой подругой:
- Розалина! Что это с тобой? – проказница схватила сидящую рядом сестру за плечи и слегка встряхнув, пытливо заглянула той в глаза, – ты выглядишь, словно… Словно влюблена! Да, да, и не смотри на меня так, я же не глупа, ты меня не проведешь… Расскажи мне, расскажи мне все! Кто он, как его звать! Я желаю знать все подробности!
Речи о прогулке, пусть и без служанок, сразу же отошли на второй план, никакая прогулка не могла бы сравниться с новостью о том, что Розалину мог увлечь какой-то юноша.

0

14

- Ливия, что за глупость?! Ни в кого я не влюблена, - попыталась возмутиться Розалина, стойко перенося взгляд сестры, в котором читалось изумление и любопытство. Кажется, дар угадывать истину передался не только старшей сестре.
"Сказать или нет? С одной стороны вряд ли увлечение Монтекки продлится больше недели, говорят, он влюбляется каждый Божий день, а Ливия нафантазирует себе Бог знает что. Например, что ради него я забываю про свою, как она выразилась "блажь" и бегу под венец, как того хотят родители и она сама. А с другой, сестренка - моя лучшая подруга, самый близкий человек, и со мной она всегда делится своими мыслями", - размышляла Розалина, убирая руки сестры и накрывая их своими.
- Просто, кажется, Ромео Монтекки в меня влюблен, но... - девушка серьезно посмотрела на сестру, - ...он благополучно пережил мой отказ от его любви и, думаю, теперь он нашел себе другой предмет воздыхания. Конечно, мне было приятно его внимание, но ты же знаешь, что я не могу принять ничью любовь. Неужели у меня был такой мечтательный вид? Кстати, что ты себе представила, когда я тебя отвлекла? - попыталась уйти от темы Розалина. Обсуждать кого-либо с именем Монтекки не было никакого желания.

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-15 20:11:34)

0

15

Жалкая попытка сестры перевести разговор на иную тему, увенчалась сокрушительным фиаско, ибо Ливия даже не обратила внимания на последний вопрос сестры:
- Монтекки?! – и тут же ойкнув, девушка прикрыла себе ладонью рот и дальше продолжила уже намного тише, словно боясь, что их беседу могут подслушать. – Сестра, моя дорогая, ну неужели ты не понимаешь, что это знак судьбы? И не смотри на меня так! – в ответ на непонимающий взгляд старшей сестры Ливия быстро продолжила, быстрым шепотом, - Розалина у тебя было столько поклонников и воздыхателей, мечтавших покорить твое сердце, назвать тебя своей невестой и после женой. И ты всем, решительно всем отказывала, не давая даже слабой надежды, оставалась верной своему решению посвятить жизнь нашему Спасителю. И только внимание этого Ромео вызвало у тебя такую счастливую улыбку, которой я у тебя еще никогда не видела!
От переизбытка чувств, Ливия заключила Розалину в объятия. Она и правда была так рада, словно это она была влюблена и только что получила записку от своего предмета обожания.
- Расскажи мне, прошу тебя, расскажи, что ты чувствуешь, когда видишь его? У тебя замирает сердце, и ты начинаешь чувствовать, как горит твое лицо? Ну, по крайней мере, именно так описывали влюбленность невинной девы  в одном романе, который дала мне прочитать служанка. А каков он из себя этот Ромео? Хорош собой? Настоящий рыцарь?
Наверно это было нелепо, но так как Ливия, если и выходила из дома, то в окружении одной или двух служанок, которые завидев кого-либо из Монтекки, сразу же сворачивали на другую улицу. Не удивительно, что никого из представителей враждебного клана в лицо девушка не знала, и знать не могла.
- Однако, тут обсуждать все это более чем небезопасно! Нам и правда стоит пройтись, прогуляться... Если, конечно, нас отпустят.

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-05-17 21:49:21)

0

16

Розалина только легко вздохнула в ответ на восторженное щебетание сестры.
«Как я и боялась, Ливия ухватилась за идею свести меня с Монтекки. Ох, зря я ей все это рассказала, ведь чувствовала, что она теперь не оставит меня в покое. Неужели я и правда счастливо улыбалась? Нет, конечно ей показалось, я не испытываю никаких чувств. Кажется… »
Так и не закончив свою мысль, девушка обняла сестру в ответ и попыталась объясниться.
- Сестренка, ты ошиблась, я не влюблена в Ромео, лишь он в меня, к тому же без надежды на взаимность. Подумай сама, как я могу влюбиться в Монтекки? - шепотом начала Розалина оправдательную речь, - уже сколько лет наши семьи враждуют, вспомни сколько стычек произошло на улицах Вероны и разве я могу испытывать к Монтекки какие либо чувства кроме неприязни? Может тебе следует меньше читать романы, и тогда любовь перестанет выглядывать из-за каждого угла? Хотя Ромео не так уж плох. У него такое мечтательное и печальное лицо... но вряд ли он соответствует твоим представлениям о настоящем рыцаре, - со смехом добавила Розалина, но тут же осеклась и прислушалась, не раздадутся ли в коридоре шаги. Кажется, их никто не слышал, но лучше действительно поговорить в городе, наедине.
- У меня замирает сердце далеко не от влюбленности, а от того, что нас кто-нибудь услышит. Ты не видела сегодня леди Капулетти? Нужно с ней поговорить.
Розалина встала и глянула на себя в зеркало. На щеках горел легкий румянец, и в целом, выглядела девушка очаровательно, как и всегда.
«Боже мой, неужели я все это время только убеждала себя, что смогу не обращать внимания на любовь, и сама влюбилась именно в такой неподходящий момент? Нет, нет, нет, не может этого быть. Розалина, хватит думать об этом, а то Ливия опять обнаружит глупую улыбку на твоем лице».

0

17

- Ну и какое дело вражда между семьями, между нашими отцами, имеет отношение к любви? Пускай старики враждуют, сколько им вздумается, и не мешают молодым предаваться любви, – прошептала Ливия, пожав плечами.
«Видимо отец не так уж и не прав, говоря, что на самом деле сестра вовсе не предназначена для того, что бы стать монахиней… Главное, что бы и она сама поняла это, пока не совершила роковой шаг и не постриглась в монахини… Ведь тогда пути обратно уже не будет».
И хотя, мысль о том, что на подобные темы говорить небезопасно, уже была озвучена, но удержаться от того, чтобы не высказать самые сокровенные мысли которые постоянно бродили в очаровательной головке, Ливия просто не смогла:
- Розалина, вспомни на мгновение о своей клятве, о своем решении посвятить жизнь служению нашему Господу. Разве Бог не говорит нам прощать и любить все и всех? Скажи, что именно тебе такого дурного сделали Монтекки, что ты должна испытывать к ним неприязнь? - юная синьорина задумчиво покачала головой и пылко продолжила, – вот, возьмем, к примеру, меня. Я почти все время нахожусь в четырех стенах, походы в церковь на исповедь и молитвы можно не считать. Что мне могли сделать представители этой семьи эдакого, чтобы я их ненавидела? Ровным счетом ничего. И с тобой та же ситуация. Так что, о какой неприязни может идти речь?
«Да и если положить руку на сердце, думается мне, что большая часть этих глупых стычек происходит из-за того, что наши слуги слишком много значения придают этой самой вражде. Да и у нашего кузена характер более чем взрывной…»
Девушка тяжело вздохнула. Все эти мысли печалили ее.
- Более на эту тему говорить тут не будем. Это, и правда, опасно. Иди, сестра, и выпроси для нас мгновение свободы без этого постоянного гнетущего надзора слуг, и тогда мы сможем поговорить, без опасений быть подслушанными. Где леди Капулетти я не знаю, я видела ее гуляющей в саду, но это было еще утром. Где же она теперь, я не знаю.

0

18

«Ну наконец-то», - вздохнула с облегчением девушка, которой уже слегка надоело объясняться с сестрой и парировать ее доводы. Ливия упорством маленького ребенка и рассуждениями взрослой женщины сумела слегка поколебать уверенность Розалины. Конечно, она об этом не узнает, ибо внешне Розалина так же твердо стояла на своем. Ну как объяснить Ливии, что неприязнь, ибо отношение Розалины к Монтекки ненавистью назвать трудно, впитано ей с молоком матери, и никакой логике не поддавалась, будто вражда была всегда, и покорный характер Розалины принял ее безо всяких возражений? Другое дело Ливия. Иногда кажется, что ей ни за что не понять, зачем люди делают то, что положено или принимают уже устоявшиеся правила поведения.
«И как только мы умудряемся быть самыми близкими подругами с такими разными взглядами? Может мы уравновешиваем друг друга? Или у нас нет выбора, просто больше не с кем делиться своими мыслями?»

- Пойду и выпрошу для нас мгновение свободы у отца, - передразнила сестру Розалина, после чего аккуратно поправила смявшиеся юбки и покинула комнату. Путь ее оказался недолгим, потому что отца она застала выходящим из кабинета дяди. - Добрый день, синьор, - девушка подошла к отцу и присела в легком реверансе, после чего подняла взгляд на него.
- Добрый, Розалина, - довольно-таки мягко ответил он.
- Синьор, я хотела попросить у Вас разрешения пройтись с Ливией до церкви, - решительно начала она, -но только без служанок. Мы с Ливией хотим немного побыть вдвоем.
- Об этом не может быть и речи! Всюду снуют Монтекки, вдруг кто-то из них станет приставать к вам с недобрыми намерениями?
- в чертогах Господа никто такого не посмеет делать. Церковь же рядом, видно из окна ее отсюда. Ничего не случится, мы тихо, как мышки, пробежим до церкви. Да и стоит ли говорить, но если с нами будут только служанки, то защиты от них, как и толку, будет мало, - Розалина проговорила все это на одной дыхании, надеясь, что ее аргументы окажутся весомыми.
- Что за чертовка? - спустя несколько минут сказал отец. - Что ж, убедила меня. Но только спешите и не заговаривайте ни с кем на улице. Еще окажутся Монтекки и беды не миновать, - после этого он поцеловал дочку в лоб и отпустил обратно.

Отредактировано Розалина Капулетти (2013-05-20 15:33:00)

0

19

- Иди и поторопись. Вернись с добрыми для нас вестями, дорогая сестра… - слова были сказаны почти что машинально, ибо очаровательная головка Ливии была занята совершенно другими мыслями в этот момент.
На поддразнивания старшей сестры девушка не обратила ровно никакого внимания, только хмыкнула и скорчила гримасу упрямства. Ну как можно обратить внимания, на подобную попытку поддразнить или поддеть ее, когда только что выяснилась такая неожиданная весть – Розалина влюбилась!
«Ха! Пусть теперь оправдывается, как желает, и отнекивается сколько душе угодно. Сама только что заявила, что у этого Ромео мечтательное и печальное лицо. А учитывая, что ранее Розалина вообще не смотрела на мужчин, то я просто поклясться собственной жизнью готова, моя сестра влюблена в этого Монтекки! Даже интересно, каким же образом этому юноше удалось привлечь внимание сестры? Хотя, что там внимание, как добился расположения
От размышлений юную Капулетти отвлекла захлопнувшаяся за сестрой дверь.
«Хоть бы ей удалось выпросить эту прогулку! Только бы нам позволили пройтись вдвоем. И… Никогда не думала, что буду мечтать о подобном, хоть бы нам по дороге встретился этот самый Ромео Монтекки. Уж очень интересно взглянуть на него!»
Долго сидеть на месте Ливия не могла, по этому, встав с кровати, подошла к зеркалу и принялась охорашиваться. А вдруг им разрешат пойти на прогулку, и там совершенно негаданно она столкнется со своей судьбой? Значит, и выглядеть надо соответствующе.

===> Площади Вероны, Пьяцца Синьории

0

20

Радостное предчувствие того, что сегодня случится что-то необычное, вело Розалину обратно в комнату сестры. Их ждал чудесный вечер, и, казалось, все на свете было с ними заодно, начиная от ее собственного отца и заканчивая самой природой.
- Вижу, ты во мне не сомневалась - с порога заметила девушка, глядя на крутившуюся перед зеркалом сестру. Та расчесывала волосы с такой тщательностью, будто от этого зависели жизни всех жителей Вероны. Розалина тоже подошла к зеркалу и разгладила несуществующие складки на платье, поправила платок, приколотый к волосам и покрывавший голову.
- Сестрица, еще немного и ты затмишь солнце, пора выходить, - поторопила сестру девушка, пересекая комнату и останавливаясь на пороге. - Куда ты хочешь отправиться? Можно побродить по площадям, посмотреть на фонтаны, статуи... тебя хоть сколько-нибудь интересует архитектура? - весело поинтересовалась Розалина у Ливии. - Или пойдем куда глаза глядят, а там на месте разберемся куда идти?
"Есть в городе интересное место и одновременно не очень людное и достойное прогулки двух синьорин? Хотя вряд ли Ливии захочется гулять по пустырю. Ей подавай много горожан, чтобы на них можно было поглазеть. Говорят, фонтан Веронской Мадонны - излюбленное место для стычек слуг. Туда идти не стоит. Кажется, рядом с ней тоже есть площадь..."
Розалина прервала свои размышления, протянула сестре руку и повела ее из спальни.

===> Площади Вероны, Пьяцца Синьории

Отредактировано Меркуцио (2013-05-22 08:33:37)

0

21

Поместье Капулетти, Сад ===>

До своей комнаты Ливия кралась, словно вор, пытающийся незаметно ускользнуть с места преступления. Не слишком-то хотелось сейчас нос к носу столкнуться с синьором Капулетти.
«Да и батюшку видеть тоже не хочется, по правде говоря! Ведь я уверенна, что он начнет меня упрекать и бранить, на чем свет стоит… Хватит мне одного выговора за сегодняшнее утро! Бедный Тибальт, неужели он каждый раз после нападения этих гадких Монтекки вынужден выносить такие ужасные сцены, как и я сегодня?»
Только зайдя в свои покои и плотно прикрыв дверь, младшая Капулетти выдохнула с явным облегчением. Может теперь, если сидеть тихонько словно мышка, то можно надеяться, что буря в виде грозного дядюшки промчится прочь? Что все устроиться само по себе?
Девушка вздохнула и, сбросив с себя туфли, забралась на кровать, и, свернувшись клубочком, обняла одну из многочисленных подушек, разбросанных по кровати. Хоть тетушка Риккарда и уверяла, что все обойдется и устроиться наилучшим образом, но душе было не спокойно.
«Все же стоит готовиться к самому худшему. Что если именно сейчас, пока я лежу тут, дядя допрашивает Розалину? Ооо, ей ведь только стоит сказать о гневе Господа и о том, что грешно врать… И все. Более ничего не надо, сестра сама все расскажет».
Эти мысли девушка попыталась отогнать. Нет, Розалина прекрасно понимает, что будет, узнай дядя правду и не способна так жертвовать своей репутацией и честью, не говоря уж про то, что, своим признанием она подвергнет наказанию их обоих.
«Интересно удалось ли няне передать мои слова Розалине?.. Если да, то возможно и не стоит так беспокоиться. Сестра умна и все поймет, и если ее будут спрашивать, то наверняка будет отвечать так, как следует… Она подтвердит мои слова! Мои и тетушки Риккарды».
Однако ранний подъем и все те волнения, который пришлось пережить, за такой короткий промежуток времени, сделали-таки свое дело. Мысли в светловолосой головке стали путаться, а веки налились блаженной тяжестью…
И все же долго наслаждаться тишиной и покоем, пребывая в сладких объятиях Морфея, плутовке явно никто не дал бы. В дверь настойчиво постучали и, не дожидаясь разрешения юной синьорины, дверь со скрипом распахнулась.
Если бы на пороге стояла какая-нибудь дерзкая молодая служанка, то сонная Ливия, находящаяся не в самом лучшем расположении духа после разговора с синьором Капулетти, попросту выставила бы нахалку за дверь, предварительно кинув в нее подушкой, которую только что обнимала. Но на пороге стояла нянюшка, и сон девушки сняло как рукой. На безмолвный вопрос своей воспитанницы старушка только кивнула головой, давая понять, что все в порядке и Розалине передали нужные слова.
Младшая Капулетти только улыбнулась было, и хотела сказать няньке, что она свободна и может идти, как та произнесла слова, вновь лишившие плутовку душевного покоя.
- Синьорина, Ваша старшая сестра сейчас пошла к фра Лоренцо исповедоваться. Велела передать Вам, что ежели желаете, можно будет нагнать ее и…
Что там дальше Ливия слушать не желала.
«Исповедаться? Рассказать этому старому прохвосту все что произошло, чтобы он потом накатал на нас донос отцу или дяде? Надо срочно помешать этому!»
Резво вскочив с кровати, надев туфли и схватив первую попавшуюся вуаль, небрежно валяющуюся на кресле, Ливия выпалила:
- Желаю! Немедля идем! Сейчас же! И ты будешь сопровождать меня! Скорее, скорее!

===> Площади Вероны, Церковь Сан-Лоренцо, келья фра Лоренцо

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-08-29 21:13:50)

0

22

Площади Вероны, Церковь Сан-Лоренцо ===>

Сразу по возвращении из церкви, Ливия поспешно устремилась в свою комнату, оставив замешкавшуюся Розалину внизу с няней, и оказавшись в ней, заперлась на ключ.
«Иначе побыть одной мне так и не удастся. Хотя, думается мне, что такая мелочь, как запертая дверь, ничто для моей дорогой сестрицы! Валентин…»
Раздумья о сестре моментально исчезли, как только плутовка вновь вспомнила имя своего нового знакомого.
«И почему только я не сказала, что-то вроде: «Увидимся завтра»? Хотя почем я знаю, придет ли он завтра в церковь! И вообще хочет ли он меня еще видеть… В сущности я ничего не знаю…»
Вместо того, что бы полежать и отдохнуть, младшая Капулетти начала вышагивать по комнате, посчитав, что так ее мысли быстрее придут в порядок.
Порой Ливии казалось, что она не здорова. Такие нелепые обрывистые мысли из-за невинного знакомства, которое возможно одной этой встречей и завершится! Но эти благоразумные рассуждениями были сметены прочь мечтаниями о том, какие прекрасные глаза у Валентина, как он дивно красив и галантен…
Наконец, устав ходить, младшая Капулетти уселась за зеркало и придирчиво оглядела себя в зеркало.
«Мне надо было одеть те жемчужные серьги, няня говорит, что я в них сущая красавица… Да и волосы не мешало бы подколоть как-то более изысканно. Ах, ну теперь-то что за прок рассуждать! Раньше надо было думать о том, как я выгляжу…»
С самым задумчивым видом Ливия взяла щетку для волос и принялась приглаживать свои пшеничные кудри.

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-10-13 22:17:43)

0

23

Поместье Капулетти, Комната Розалины ===>

Захватив с собой ключ, Розалина, сама не зная зачем, заперла дверь. Подобной привычки у нее никогда не было, все-таки собственным родственникам она доверяла. Оставалась, правда, еще прислуга, но вряд ли она осмелилась бы взять что-нибудь из покоев. Все равно рано или поздно все обнаружат и наверняка выгонят, а служить в доме Капулетти может устроиться далеко не каждый.
"Как все-таки стоит сделать? Спросить про Валентина напрямую или осторожно начать издалека и потом перевести разговор в нужное русло? Или вообще не следует ничего разузнавать, если сама захочет, то расскажет? Глупо будет, если мне все показалось, а я начну настаивать на своем. Но я же все-таки за нее волнуюсь. Мало ли, может у всех делла Скала есть свои странности. Например, если судить по Меркуцио, то их на расстоянии пушечного выстрела нельзя подпускать к Ливии. А вот тетушка только обрадуется. Судя по ее словам, ей лишь бы выдать Ливию замуж за кого-нибудь побогаче и познатней. Нет, нельзя думать плохо о собственной тете..."
На сей "оптимистичной" ноте Розалина дошла до двери покоев Ливии и на секунду задумалась, стоит ли стучать или зайти без стука. Все-таки младшая Капулетти сразу убежала к себе как пришла, значит, хотела побыть одна. Вполне уважая право сестры побыть в одиночестве и право не открывать дверь, Розалина постучала, все же в тайне надеясь, что Ливия откроет.

0

24

Ливия пристально разглядывала свое отражение в зеркале, словно за те несколько часов проведенных вне дома ее внешность как-то разительно изменилась. Хотя, в каком-то смысле, это было правдой. Глаза у девушки блестели как то по-особенному.
«Как странно, я обменялась с этим синьором буквально парой фраз, а думаю о нем вот уже несколько часов кряду. А как только вспоминаю его лицо и взгляд, у меня сразу щеки и уши пылать начинают! Неужто я влюбилась? Или увлеклась… И что самое обидное поделиться своими мыслями мне не с кем».
С отцом или дядюшкой на такие темы не побеседуешь, еще обвинят в распутстве, мол, де вместо благодатной молитвы, она распутница такая, мужчин в церкви разглядывает.
Тетушка? Нет, если она и помогла своей племяннице с утра, то это не значит, что ей следует знать все сердечные тайны младшей Капулетти. Да из ее вчерашних речей, следовало, что более всего на свете она желает выдать Ливию замуж, вовсе не считаясь с желаниями самой девушки.
Возможно, рассказать все сестре или кузине? От таких мыслей Ливия отмахнулась. Ни одна, ни вторая не были сведущи в любовных темах.
«Значит выход один - придется разбираться самой. И более всего я хотела бы увидаться с ним вновь, побеседовать чуть больше времени. Но как это сделать, я не представлю! Кроме церкви, где еще я могу увидеть Валентина? А в храме особо не поговорить...»
Ливия так увлеклась своими мыслями о Валентине и расчесыванием пшеничных кудрей, обрамлявших ее лицо, что не сразу поняла, что в ее двери стучат. Со вздохом младшая Капулетти отложила щетку для волос и тоскливо глянула на двери.
«Ну вот и побыла одна! Спорить готова, что это Розалина, пришедшая выведать у меня кто этот прекрасный незнакомец, с которым я беседовала в церкви».
Но делать было нечего, и еще раз вздохнув, девушка встала и, подойдя к двери, щелкнула ключом. Как и ожидалось, на пороге стояла Розалина…
- Сестрица? Что-то случилось? Я хотела отдохнуть немного, а то день у меня вышел наполненный волнениями. Сначала тяжелый разговор с дядей, а потом спешно пришлось догонять тебя, чтобы сообщить о записке фра Лоренцо…
Говоря все это, Ливия посторонилась, впуская Розалину в свои покои. Сама плутовка в это время забралась на кровать, и устало раскинулась на подушках.

0

25

Наконец дверь открылась и на пороге появилась хозяйка комнаты собственной персоной. Ливия что-то быстро прощебетала, но Розалина первым делом обратила внимание на горящий взгляд сестры. В ее глазах появился какой-то особенный блеск, который Капулетти не смогла скрыть от сестры. Внимательно посмотрев на Ливию, Розалина тихо вздохнула. Все-таки она не зря сейчас пришла. Теперь, по крайней мере, понятно, что ей не показалось, и Ливия успела познакомиться с Валентином, а может и не только познакомиться. В том, что причина именно в этом, Розалина практически не сомневалась. Все-таки она неплохо знала собственную сестру и то, что она бурно реагирует на любое значимое событие, совсем не было тайной. В любом случае, сразу начинать разговор на эту тему не хотелось, ибо, зная Ливию, нетрудно предугадать, что она начнет отнекиваться и все отрицать. Уж если она не призналась в простой прогулке с Меркуцио, то, если она и вправду влюбилась, скрывать будет до последнего. А исключать того, что она влюбилась нельзя. Давно Розалина не видела таких счастливых глаз у Ливии.
- Что могло случиться? Я не могу без причины зайти к собственной сестре? - Розалина зашла в комнату и присела на краешек кровати, на которую уже легла Ливия и улыбнулась. - Конечно, если ты устала, то я могу зайти позже, но может все же расскажешь мне поподробнее, что сегодня утром произошло с тетей? И с каких это пор она нас защищает перед синьором? – в рассказе Ливия в церкви могла что-нибудь упустить.

0

26

Проницательный и всегда такой спокойный взгляд Розалины, казалось, видел Ливию насквозь, что вовсе не было на руку младшей Капулетти.
«Неужто у меня на лице написано, что все мысли мои обращены к Валентину?»
При одном имени молодого синьора делла Скала (пусть и произнесенного мысленно), плутовка чуть было не расплылась в широкой и несколько глуповатой улыбке, но вовремя спохватилась.
«Так, мне следует быть поспокойнее, а то сестрица быстро поймет, что со мной творится нечто неладное! А если начнет допрашивать, то скрыть всего я просто не сумею! Не сумею промолчать и не поделиться тем, что творится в моей душе!»
Украдкой бросив взгляд, на свое отражение в зеркале, младшая Капулетти отметила только яркий румянец на щеках, который легко можно было списать на усталость, вызванную волнениями сегодняшнего дня. В остальном, по собственному мнению, Ливия выглядела совершенно обычно. Стало быть, если Розалина не начнет щекотливой темы относительно прекрасного незнакомца в церкви, то можно попробовать отмолчаться.
- Конечно, ты можешь заходить ко мне, когда пожелаешь! Ты и сама это прекрасно знаешь…
Тетушка? А что с ней произошло, хотела было спросить плутовка, но спохватилась. По правде говоря, невинное событие, произошедшее в церкви, затмило все неприятности, произошедшие за сегодняшнее утро, и Ливия думать забыла о том, что наверняка еще придется предстать перед дядюшкой, который вынесет окончательный приговор.
- Ммм… мне кажется, что я рассказала тебе все, что произошло, – девушка вздохнула и сморщилась, ибо вспоминать тот одиозный скандал не очень-то хотелось. - Я даже не поняла, что произошло. Меня позвали в кабинет к синьору Капулетти, он был очень зол. Говорил, что нас видели на городской площади вместе с мужчинами, показал записку от фра Лоренцо, в которой было написано, что тебя не было на службе… Грозился различными карами, начиная от того, что прикажет высечь при всех, закачивая тем, что выгонит из дома.
Младшая Капулетти покачала головой, про себя подумав, что встреча с Валентином, это вероятно награда за весь тот страх, который она пережила сегодня утром, стоя перед красным от гнева дядюшкой.
- Я, как тебе уже известно, сказала дяде, что мы пошли в церковь, но по дороге мне стало дурно и, постояв немного в тени, мы пошли домой. И тут тетушка неожиданно поддержала меня, заявив, что она видела, как я была бледна и она, мол, даже собиралась послать за лекарем. Но ты уверяла, что ничего серьезного не произошло и пугать нашего бедного отца не стоит. Дядя не поверил и сказал, что лично докопается до правды. Допросит стражников, которые несли караул в тот день на площади…
Тут Ливия привстала с кровати и поманила сестру пальчиком. Дальнейшую речь плутовка продолжила едва слышным шепотом.
- А после того, как синьор, вдоволь накричавшись, отпустил и меня и синьору Капулетти… Мы поговорили с тетушкой в саду. Она сказала, что сделает все, что бы защитить нас от наказания и гнева дяди, но взамен потребовала рассказать все, что произошло. Я сказала, что мы и правда шли в церковь, что мне стало дурно, и мы остановились на площади в тени какого-то дома и неожиданно к нам подошли двое юношей. Один рыжий, а второй с очень грустным лицом, имен я их не знаю. И, побеседовав с нами пару минут, они внезапно развернулись и ушли…
Ливия развела руками давая понять, что вот собственно и все, что произошло.

0

27

Во взгляде Ливии так и читалась огромная тайна, которую та хотела скрыть, но ее выдавали, то румянец на щеках, то непонятно откуда взявшаяся улыбка, которая, впрочем, сразу пряталась, то ли за усталостью, то ли за грустью. Розалина не смогла сдержать улыбки, которая так и рвалась наружу при попытках младшей Капулетти сделать вид, что ничего не произошло. Раз уж Ливия с таким упорством старается сохранять невозмутимость, значит, подозрения ее старшей сестры были далеко не беспочвенны. Отдавая должное стараниям Ливии, Розалина тут же спрятала улыбку и попыталась принять прежний невозмутимый вид. Кажется, что у нее это плохо получилось, наверное, потому, что в присутствии Ливии она не могла сосредоточиться, слишком уж родной и непосредственной она была.
- В церкви все было слишком спешно, я толком ничего и понять не успела, лишь то, что все произошло из-за записки фра Лоренцо, и тетушка по непонятным причинам встала на нашу сторону... почему - это интересно... - задумчиво поинтересовалась Розалина, хотя на самом деле ее мысли были далеко от семейных конфликтов. От Валентина мысли плавно перетекли к Ромео и их с Розалиной сегодняшней встрече. В церкви времени подумать о нем не было, в голове были мысли иного рода. Почему-то еще там Розалине показалось, что Монтекки несколько подавленный и расстроенный. Гадать в связи с чем - бесполезно, ибо спросить у него о причине Розалина не догадалась, а строить безосновательные предположения глупо. Хотя... одна догадка у синьорины была, но она была настолько глупой, что она ее сразу отмела. Ну не мог же он упасть духом из-за предложения Розалины быть не более, чем друзьями? Или мог?
Поймав себя на том, что слишком долго бесцельно рассматривает вид за окном, и молчит, синьорина перевела взгляд на Ливию и встряхнула головой, отгоняя лишние мысли.
- Прости, я задумалась... - Розалина погладила младшую сестру по руке и еще раз улыбнулась, на этот раз ласково и ободряюще, сама не зная, поддерживает она ее перед сложным разговором с дядей или после встречи с синьором, который настолько ее заинтересовал.

0

28

Заметив на устах прекрасной Розалины хитрую улыбку, Ливия насупилась, словно малое дитя, у которого самым бесцеремонным образом забрали конфету.
«Ах, хитрюга! Неужто она, каким-то образом поняла, что все, о чем я сейчас могу думать - это Валентин, и теперь смеется надо мной? А сама-то! Сама! Я же ясно видела, как она напропалую флиртовала с Ромео Монтекки! Да еще и в Божьем храме. Хороша невеста Христова, ничего не скажешь».
- Не знаю, почему это тетушка начала нас защищать. Не моего недалекого ума это дело. Но одно могу сказать совершенно точно: нам это на руку, ибо у меня нет никакого желания познакомиться с розгой. А дядюшка более чем милостиво обещал нам это знакомство. Хотя, возможно тебя это обещание напротив, радует? А?
Голос младшей Капулетти прозвучал несколько суховато, но тут же ее личико приняло привычно-оживленное выражение.
Явственно вспомнилась фраза, что лучшая защита, это нападение… Посему девушка решила опередить сестру и первой расспросить, что же там такого интересного произошло в церкви с молодым Монтекки.
«Возможно, сестрица засмущается и думать перестанет о том моем новом знакомом. Ведь я ясно вижу, что она очень хочет поговорить со мной о Валентине!»
- Черт с ним, Розалина. И с наказанием, и интересом, отчего синьора Риккарда поступила так, а не иначе. Все это второстепенно, право слово. Расскажи-ка мне лучше, о чем это ты болтала с синьором Монтекки! Я видела, как он подсел к тебе и как светились твои красивые глаза, когда ты заметила его!
Ливия тряхнула золотистыми волосами и скорчила нетерпеливую гримаску, явственно давая понять, что не отстанет от своей старшей сестры, покуда она не расскажет всех подробностей разговора. А чтобы не переживать о том, что разговор будет бесцеремонно нарушен, плутовка соскользнула с кровати и заперла двери в свои покои, а ключ положила на туалетный столик.
- Ну же, Розалина! Скажи мне, вы, наконец, договорились о чем-либо дельном? Свидании? Письме? Право слово, я даже готова работать разносчиком этих самых писем, если они только приведут к чему-либо дельному! Ты, помнится мне, упрекала этого синьора в нерешительности. Видимо зря, видишь, как он ищет твоего общества? Несмотря на то, что это может угрожать его жизни. Представь только, если об этом прознает Тибальт!

0

29

Вид насупившейся Ливии вызвал у Розалины еще более широкую улыбку, которую та тут же попыталась скрыть, чтобы не обижать сестру. Не смотря ни на что, Ливия оставалась сущим ребенком, хотя и старалась всем своим видом показать обратное. Хотя все было очевидно, все же нужно от самой Ливии узнать какое впечатление на нее произвел Валентин. Наверняка она не стала бы обижаться из-за простой улыбки, если бы не считала встречу в церкви чем-то несущественным. Но сначала неплохо разобраться с самой Капулетти, с каких это пор грубить старшей сестре считается нормой?
- На твоем месте я бы просто так это не оставила. Кстати, упоминать Нечистого было совсем не обязательно, - Розалина укоризненно посмотрела на Ливию, а про себя решила, что ни слова ни скажет про Ромео, пока не услышит про Валентина. Зная Ливию, убедить ее все рассказать будет непросто.
- Лучше расскажи мне про того юношу, который подал тебе четки, - на последнем слове Капулетти сделала ударение, намекая, что впредь подарок сестры должен использоваться лишь по прямому назначению, а никак не в целях знакомства, - и, кажется, обмолвился с тобой парой слов.
Живо представив Ливию, несущуюся к Ромео с очередным любовным посланием от Розалины, Капулетти не сдержалась и весело расхохоталась от представленной картины.
- Ливия, не говори ерунды, никакими письмами мы не обмениваемся, - пролепетала Розалина сквозь смех, но, отдышавшись, добавила уже серьезней, - лучше подумай о том, что будет, если тебя заметит тот же Тибальт во второй раз в компании незнакомого мужчины. И пусть в первый раз ты пострадала из-за меня, сейчас нужно быть осторожней, пока все не уляжется.

0

30

- Очень жаль, что не обмениваетесь, стоило бы… Хоть раз в жизни послушай моего совета и напиши ему письмо. Что дурного в весточке, где ты интересуешься как у твоего друга настроение и самочувствие? Ты ведь, кажется, говорила, что предложила ему дружбу? И мне нет никакого дела до Тибальта…
Снова чертыхнувшись, правда уже мысленно дабы не дразнить богобоязненную сестру, Ливия всплеснула руками и страдальчески вздохнула.
«Ведь я так и думала, что Розалина посчитает, будто я нарочно уронила эти самые четки, что бы познакомиться с прекрасным синьором Валентином!»
- Розалина, право слово, ты ведешь себя как почтенная нянюшка лет семидесяти, желающая выискать интриги и каверзы там, где их нет. Четки, – плутовка с умением талантливой актрисы скопировала интонацию и мимику старшей сестры, – я уронила из-за толкотни. Сама видела, сколько там народу было сегодня. Кстати, я-то первоначально хотела вновь сесть подле тебя, но там уже сидел властелин твоих мыслей и сердца… - голос младшей Капулетти звучал чуть насмешливо. - Вот мне и пришлось стоять у стеночки, в ожидании момента, когда закончится эта самая служба.
Ливия перевела дух, на мгновение задумавшись, стоит ли упоминать, хотя бы вскользь о том, что этот юноша очень и очень ей приглянулся.
«Пожалуй, не стоит! А то ведь Розалина, узнав такое, не уймется, пока не вытрясет из меня всю душу своими расспросами, советами и подозрениями!»
- Я решила стоять неподвижно, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Но этот вежливый синьор поднял мои четки и подал их со словами: «Вы обронили…» представился. Фамилии его я не расслышала, а звать его Валентином.
Ливия скорчила гримасску, явственно давая понять, что весь этот разговор-допрос ее напрягает и не приятен.
- Ну, и что мне оставалось делать? Прикинуться глухонемой? Я взяла четки, поблагодарила, посетовав на свою неловкость, и так же в ответ представилась. Вот и все. Конечно, я могла молча забрать четки и не благодарить синьора, но оказаться невоспитанной грубиянкой не слишком хотелось. Не знаю, чего ты там себе навоображала и желала услышать, но клянусь святым Петром, все было именно так.

0


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Капулетти » Комната Ливии Капулетти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC