Вверх страницы
Вниз страницы

Romeo and Juliet (18+)

Объявление


Лучшие игроки недели:



















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Капулетти » Комната Ливии Капулетти


Комната Ливии Капулетти

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Совершенно обычные девичьи покои, выполненные в светлых тонах…
Широкая кровать с воздушным пологом, резной спинкой и огромным количеством подушек занимает большую часть пространства комнаты. Над кроватью, как и положено доброй католичке, висит распятие.
Подле ложа находится крошечный столик, на котором стоят подсвечник со свечой, и лежит какая-нибудь занимательная книга.
Картин и гобеленов нет вовсе, хозяйка комнаты их не любит, посему стены обтянуты шелком цвета свежей мяты.
Невдалеке стоит туалетный столик с зеркалом – предмет гордости Ливии – заставленный шкатулками с украшениями, до которых девушка большая охотница. Имеется шкаф для одежды.
Имеется смежная комната – ванная, в которой девушка проводит столько времени, нежась в горячей воде, что старая нянька, шутя, называла свою воспитанницу «рыбкой».

Отредактировано Ливия Капулетти (2013-04-12 20:48:52)

0

31

Ничего другого, как возвести глаза к небу, и попросить у Господа спокойствия и душевного равновесия, в ответ на совет Ливии Розалине не оставалось. Не зная кого винить, себя, за то, что поделилась с сестрой, Ромео за его "дар" появляться не вовремя или Ливию за неугомонную фантазию, синьорина тихо вздохнула. Право, ну, сколько можно вмешиваться в чужие чувства? Вообще-то предполагается, что старшая сестра должна давать советы младшей, а уж никак не наоборот.
"Хотела бы я на тебя посмотреть, Ливия, если бы я стала решать за тебя как поступить с Валентином. Хотя, если поверить на слово, то и решать нечего, он просто подал оброненные четки и все. Но я сердцем чувствую, что все не так просто, как кажется. Все-таки меня редко подводит интуиция... но как бы то ни было, я не буду ни на чем настаивать. Все равно выйти за пределы поместья куда-либо кроме как в церковь, в ближайшее время нет никаких шансов. А значит и про любовные интриги можно забыть. Хотя, зная Ливию, ее трудно будет остановить, если она захочет добиться своего".
- Ничего подобного, просто я за тебя волнуюсь. Я же тебя хорошо знаю, ты только и делаешь, что мечтаешь о прекрасном синьоре, рано или поздно свести с которым тебя должна судьба.
Насчет властелина мыслей и сердца Розалина ничего не ответила, ибо не считала нужным потакать Ливии в этом вопросе. Сама не зная почему, синьорина считала для Ромео пригодной лишь роль друга, не более. Слушком уж эфемерным был он сам и его любовь. Слухи о том, что за свою жизнь он уже успел влюбиться в порядочное число синьорин, тоже не добавляли ему привлекательности в глазах Розалины. Возможно, даже он бы заинтересовал ее, будь он менее робким и нерешительным. Но даже если бы это было так, слово, данное перед лицом Господа, нерушимо.
- Не горячись, если не хочешь говорить об этом Валентине, то не будем. На нем свет клином не сошелся, - легко согласилась Розалина и на секунду задумалась, стоит ли вообще продолжать весь этот разговор. Судя по всему, он не доставлял особого удовольствия обеим сестрам, - давай ты лучше отдохнешь, как и собиралась, а я пойду к себе?

0

32

Ливия понимала, что явно перегнула палку, и разговаривала со своей доброй и кроткой сестрой слишком самоуверенно. Тем более и тема для разговора была столь деликатна…
«Она имеет полное право на меня обидеться, ибо я налетела словно варвар. Хотя у меня есть маленькое оправдание, я не желаю, что бы Розалина выспрашивала про Валентина!»
Прикусив нижнюю губу, младшая Капулетти подумала было извиниться, сославшись на усталость или еще что-либо. Все-таки сегодняшний день был столь насыщен событиями, что у юной впечатлительной особы, к коей, несомненно, относилась Ливия, вполне могла приключиться мигрень.
«Нет уж, извиняться я не стану, только потому, что я дельные вещи говорю! Уж лучше бы она и вправду начала, хоть тайком встречаться с Ромео, чем потом, обряженная в монашеское одеяние сожалела всю оставшуюся жизнь, о том, что упустила любовь всей своей жизни!»
- Я мечтаю о любви, сестра, а не о просто красивом мужчине подле себя. А уж каков он будет собой, все это не важно. Я узнаю его не глазами, а сердцем… - плутовка говорила так уверенно, что и сама на какую-то долю секунды поверила, что и в правду смогла бы полюбить лысого беззубого старикашку, лишь бы он был добрым и любил ее. – И не переживай за меня, родная… Клянусь, что ничего предосудительного я не совершила и моя честь не задета.
Ливия устало улыбнулась и примирительно погладила Розалину по руке, словно безмолвно извинялась за доставленные волнения.
- Мне все равно, о чем говорить. Но, что я еще должна сказать тебе об этом синьоре, дабы удовлетворить твое любопытство?.. Спрашивай, если желаешь, и я отвечу.
Не дожидаясь ответа на вопрос, Ливия соскользнула с кровати и, подойдя к шкафу с одеждой, начала подбирать себе платье на вечер. По правде говоря, с огромным удовольствием, синьорина надела бы ночную сорочку и отправилась в объятия к Морфею. Но вдруг ее пожелал бы увидеть отец или дядя?
- И ты права, сейчас нам и правда лучше отдохнуть… - младшая Капулетти выудила, наконец, платье в пол, светло-оливкового цвета с высокой талией. Быстро сменив одежду и распустив длинные волосы, девушка вздохнула и бросила взгляд на свое отражение.
- Однако, если хочешь, можешь оставаться тут. Тебе тоже не мешает поспать…

0

33

- Если ты говоришь, что никакого бы внимания на него не обратила бы, если бы не четки, то я тебе верю, - Розалина примирительно погладила руку сестры, сама, впрочем, не до конца поверив в правдивость слов Ливии, однако дав себе обещание не забивать себе голову и не беспокоиться, пока младшая сестра сама не затронет этой темы вновь. К тому же, в общих чертах Валентина ей уже описал Ромео, так что, по крайней мере, можно быть спокойной насчет его репутации, другими словами, никто не будет судачить за спиной, случайно заметив, как он подал Ливии четки. Итак, решено, забыть об этом Валентине, чтобы там у них с Ливией не произошло.
Идея отдохнуть вместе с сестрой была довольно притягательной. Ну, право, вчера вечером Розалине спокойно заснуть не удалось. Может хоть сегодня получится возместить сию существенную для молодого организма потерю. К тому же, синьорина только сейчас поняла, как сильно она хочет упасть в объятья Морфея. Хотя порой, она могла выдержать и ночь без сна, увлеченная молитвой или чтением, но сейчас усталость брала свое, а мягкая подушка так и манила к себе.
- Наверное, я останусь, - Розалина занялась прической, периодически выуживая из длинных волос шпильки и кладя их на прикроватную тумбочку, - представь, я только сейчас поняла, что у меня нет сил даже до своей комнаты дойти, - наконец, волосы свободно рассыпались по плечам, и синьорина буквально упала на подушку. Наблюдая за разглядывающей себя в зеркале сестрой, Розалина подумала, что наверняка от недавних волнений и недосыпа у нее выступили синяки под глазами. За сегодняшний день она нашла только мгновенье, чтобы бросить беглый взгляд на свое отражение. А уже почти вечер... на этом ход мыслей синьорины Розалины прервался, ибо она незаметно погрузилась в сон.

0

34

Ливия улыбнулась одними уголками губ в ответ на речи старшей сестры, относительно того, что ее словам верят и более затронутую тему поднимать они не будут. Кому же будет не приятно услышать такие слова?
«Хотя, говоря честно… Не верится мне, что Розалина мне поверила целиком и полностью. Я же вижу, как пристально она смотрит на меня, как пытливо заглядывает в глаза. А как только я вспоминаю про Валентина, мои щеки начинают пылать. Это верно и выдает меня!»
Легко вздохнув, плутовка буквально упала на кровать и, положив руки под голову, принялась изучать взглядом потолок, обильно украшенный лепниной.
«Наверное, следовало бы рассказать ей, о том, что сейчас творится у меня на душе. Поделиться. Может быть, выговорись я, все мысли встали бы на свои места. Но, увы, делиться мне теперь не с кем. Розалину я убедила, что все, что произошло в церкви, глупости и пустяки. Разве что с Джульеттой, но что она может посоветовать мне? Ведь моя милая кузина находится под еще более строгим надзором, чем я или Розалина, она вообще ничего и никого не видит…»
Но вместо того, чтобы открыть свою душу самому близкому человеку в мире, родной сестре, Ливия только снова улыбнулась и принялась тискать одну из многочисленных подушек.
- Хорошо, что ты останешься… Ты же знаешь, я не люблю спать одна, – младшая Капулетти, сморщила нос, – тем более после всех этих скандалов с дядюшкой, размолвок с синьорой Риккардой, как бы мне не приснились какие-то кошмары. Я очень впечатлительная…
Ливия продолжала болтать, даже не замечая того, что ее сестра давно уже заснула. Обнаружив это, девушка притихла и стала наблюдать за спящей.
«Какая же моя сестра красавица! Она, как никто заслуживает прекрасного и любящего человека подле себя…»
Мысли плутовки плавно перетекли в другое русло. Теперь, прикрыв глаза, она стала вспоминать сегодняшнее знакомство, стараясь как можно детальнее оживить в памяти
каждый жест, взгляд…
Мысли в светловолосой головке стали путаться, а веки налились тяжестью, и Ливия беззвучно, одними только губами проговорив имя молодого синьора делла Скала, заснула со счастливой улыбкой.

0

35

Поместье Капулетти, Гостиная ===>

Только поднявшись к себе и тихонько затворив за собой двери, Ливия осознала, сколько всего ей необходимо сделать, дабы выглядеть безупречно на грядущем балу. Оттереть руки и лицо от карамели да привести в порядок волосы, это ведь уже добрых три четверти часа.
Посему более не мешкая ни минутки, Ливия отбросила в сторону перепачканное карамелью платье, тщательно подобрала свои длинные золотистые волосы и подколола их гребнем, ведь намочи она их – сушить придется точно до самой ночи. Убедившись, что волосы в полной безопасности, плутовка проследовала в ванную и резво забралась в теплую воду, уж отказать себе в эдаком удовольствии младшая племянница синьора Капулетти просто не могла. 
«Моя няня просто кудесница, без моих напоминаний все устроила самым лучшим образом! Ммм, еще и розовое масло добавила в воду! Я буду благоухать, словно только что распустившийся цветок!»
Отерев въедливую липкую сладость со своего лица, девушка с легким вздохом сожаления вылезла и принялась поспешно вытираться.
«Право слово, я готова плескаться в воде целыми сутками. Жаль, что сейчас приходится так быстро прервать удовольствие!»
Наконец, порядком посвежевшая и взбодрившаяся Ливия вышла из ванной и только охнула. Как оказалось, нянечка уже стояла в комнате, держа в руках то самое платье, которое специально пошили плутовке для предстоящего бала. Розовый бархат, много венецианского кружева и вышивки жемчугом.
«Воистину наряд настоящей принцессы, но никак не такой простушка как ты Ливия!» - чуть ли с благоговением думала девушка, надевая наряд с помощью старой няньки, которая ловко помогла управиться со всеми крючками и шнуровками, и попутно рассматривая собственное отражение в зеркале.
Глядя на свою притихшую воспитанницу, старуха беззубо заулыбалась, и, поцеловав Ливию в лоб, принялась возиться с ее волосами. Еще через четверть часа наступила пора украшений с любимым девушкой жемчугом. Кольца, браслеты и подвеска как нельзя более лучше подчеркивал свежесть лица младшей племянницы синьора Капулетти.
Критично оглядев плоды своих усилий, няня довольно кивнула:
- Рыбка моя, вот теперь ты готова к балу… И Богом клянусь Верона еще никогда не видела таких хорошеньких синьорин, сияющих от радости, как ты!

===> Поместье Капулетти, Праздничный зал

0

36

Поместье Капулетти, Праздничный зал ===>

Оставив синьору и кормилицу хлопотать над Джульеттой, Розалина отошла на несколько шагов и поискала глазами Ливию. Даже на цыпочки привстала и вытянула шею, стараясь смотреть поверх голов, но все безрезультатно. Либо младшая Капулетти уже успела упорхнуть к себе в комнату, либо она все еще проводит время с Валентином. В любом случае ее нужно найти, ибо за родную сестру Розалина волновалась сильнее, чем за себя, по поводу и без повода. Да и не помешает убедиться, что она добралась до своих покоев без приключений.
"Интересно все же, как Ливия провела вечер? Наверняка все время щебетала с синьором Валентином и ничего вокруг не замечала. Это и к лучшему, по крайней мере, в его компании ей не грозят никакие неприятности. Все-таки племянник герцога, вряд ли кто захочет с ним ссориться. А вот с кем я связалась даже страшно подумать, - тут синьорина поймала себя на том, что просто стоит посреди зала, вместо того чтобы идти к сестре. На нее даже начали бросать недоуменные взгляды, и девушка поспешила скрыться, - точнее, не знаю пока, стоит ли с ним связываться или нет. Ой, главное, чтобы никто ни о чем не узнал, независимо от того, что я решу. И особенно Ливия. Конечно же эта непоседа меня до конца моих дней не оставит в покое, если узнает. Если, конечно, все ее мысли не заняты синьором делла Скала. Но даже и в этом случае наверняка и для устройства моей жизни у нее время найдется".
За размышлениями, Розалина почти дошла до комнаты Ливии. Путь к ней она знала так хорошо, что, наверное, могла бы вслепую сюда дойти, если посчитала бы, что нужна сестре. И даже независимо хочет она сама того или нет.
- Ливия, ты здесь? - стукнув пару раз по двери согнутым указательным пальцем, Розалина прислушалась. Подождать, пока придет сестра можно и у себя, если ее нет, а ждать напрасно под дверью глупо. Все-таки день выдался богатый на события, только сейчас Капулетти поняла, что не хочет стоять ни секунды больше. Куда приятней расположиться в мягком кресле и послушать рассказ Ливии о том, как она провела время.

0

37

Поместье Капулетти, Праздничный зал ===>

- Я тут, родная моя! Твоя маленькая сестрица тут! Почему же ты не заходишь? Могла бы подождать меня в комнате, а не томиться под запертой дверью! – засмеявшись Ливия чмокнула сестру в щеку и, втолкнув в свою комнату, бесшумно прикрыла за собой двери, стараясь шуметь как можно меньше. Не хватало только, чтобы нянюшка пришла в покои, и силком заставила своих уже давно взрослых воспитанниц ложиться спать. Как, спрашивается, тут уснуть, когда столько надобно рассказать, стольким поделиться! Ну и разузнать кое-что... Заодно.
«Ибо если я не поделюсь своим счастьем, переполняющим меня, то просто напросто умру! Уверенна, что Розалина будет только рада за меня и не станет браниться относительно того, что я слишком быстро раскрыла свое сердце моему возлюбленному!»
Зная свою сестру, девушка даже и не сомневалась, что старшая Капулетти на ночь глядя убедится, что ее младшая подопечная в порядке (тем более на балу сестрам так и не удалось поговорить). Обычно такая излишняя забота даже напрягала и нервировала Ливию, но сейчас непоседливая синьорина даже была рада этому…
Правда, плутовка полагала, что застанет Розалину уже в комнате, но столкнулась со старшей сестрой у дверей.
- Как хорошо, что ты пришла, у меня столько новостей, что, право слово, я и не знаю с чего начать, Розалина! – Ливия силком усадила сестру в кресло, а сама начала не то ходить, не то пританцовывать по комнате, одновременно пытаясь распустить свои длинные золотистые кудри, еще более запутывая их. – Ах, сестрица ты себе не представляешь, что со мной приключилось! Вернее сколько всего! Сегодняшний день и бал воистину волшебный, именно такой о которых пишут во всяких любовных романах!
Плутовка резво подскочила к старшей сестре, бесцеремонно растрепала ей волосы и вновь поцеловала в щеку.
- Но! – неожиданно Ливия стала похожа на маленькую хитрую лису. – Но! Я ничего тебе не расскажу, пока ты мне не поведаешь, кто тот таинственный ряженый, который был подле тебя весь вечер! Я видела, как ты была смущена, как сияли твои глаза! Ты была счастлива, я присягнуть готова! Ну, хоть раз в жизни раскрой мне свое сердце! Богом клянусь, я никому ни словечка не скажу! Кто этот юноша, который мне уже безумно симпатичен?
Ливия так и не поняла, почему так внезапно стали расходиться гости, не ведала она и про то, что на их праздник пожаловали Монтекки, что ее дорогому кузену стало дурно. Иначе радостное настроение плутовки было бы порядком испорчено. Продолжая улыбаться, девушка повторила свой последний вопрос:
- Ну так кто же этот таинственный ряженый? Как его зовут?

0

38

- Дверь была открыта? - Розалина легко стукнула себя пальцами по лбу, мол, что поделать, если не догадалась подергать дверь, и чмокнула Ливию в ответ. Судя по всему, вечер у нее прошел замечательно, что не могло не радовать. Хотя, мало что вообще было способно испортить ей настроение, вот и сейчас Ливия буквально затащила сестру в комнату и насильно усадила в кресло, не переставая смеяться. Многообещающее начало...
"Господи, да что же у нее произошло такое?" - сидя в мягком кресле, Розалина недоуменно следила глазами за скачущей по комнате сестрой. Хотя она и права, конечно, бал был поистине волшебный, но хотелось побольше конкретики. Что именно произошло такого волшебного, что можно так бурно реагировать, как делала это Ливия? Право, не будь это она, можно было бы предположить, что кое-кто перебрал с вином. Но возбужденно приплясывала сейчас именно Ливия, так что, видимо, произошло что-то действительно невероятное. Настолько невероятное, что без порчи уже ненужной прически и поцелуев в щеку уж никак не обойтись.
Впрочем, слова Ливии удивили сестру гораздо больше, чем все ее предыдущее поведение. Заявление о том, что Бенволио уже симпатичен Ливии, только из-за того, что он был замечен возле Розалины, последнюю до крайности изумили. Хотя, если подумать, Ромео Монтекки же ей нравился только потому, что старшая сестра была ему небезразлична.
"Неужели Ливия настолько отчаялась устроить мое счастье, что хватается за любой шанс? Хотя если я действительно выглядела так, как она меня описала, то неудивительно, что и ряженый ей понравился. По правде говоря, мне ведь и Валентин симпатизирует потому что рядом с ним Ливия счастлива. И еще потому, что он, в отличие от своего брата, ведет себя как достойный человек. По крайней мере, он пришел на бал в числе гостей, а не как Меркуцио в костюме Арлекина. Погодите-ка... Я же видела Ливию, танцующую с Арлекином. О, Боже мой, не может этого быть! Я, наверное, ошиблась, Валентин не позволил бы ей танцевать со своим братом. Или позволил бы? Хотя он мог и не знать, что это он. Но ведь они же братья, наверняка он знал в чем пойдет на бал Меркуцио. Итак, вопрос в том, почему я видела Ливию в его компании?"
Розалина по опыту прекрасно знала, что раскрывать карты перед сестрой себе дороже.
- Боюсь, он так навсегда и останется "таинственным ряженым". Когда началась вся эта суматоха, он не успел открыть мне своего имени, - Розалина тихо вздохнула и виновато глянула на сестру, словно извиняясь, что сделала не все возможное для того чтобы узнать имя незнакомца. А ведь если вдуматься, то не слова неправды, все так и было: имя Бенволио синьорина узнала не от него самого, так что свое имя он действительно не успел открыть. - Расскажи-ка мне лучше, куда ты пропала. Гуляла с синьором Валентином? - последние слова Капулетти произнесла с придыханием, изображая сестру, когда та поизносила имя своего любимого.

0

39

- А с какой стати мне запирать дверь… - Ливия пожала плечами и, противореча собственным словам, вначале заперла двери в свои покои, дабы никто не посмел помешать беседе сестер, и, отбросив ключ на туалетный столик, продолжила кружиться по комнате. – Ты же знаешь, что у меня от тебя нет секретов и ты единственная кого я всегда рада видеть в своей комнате. Синьорина Капулетти не окажите ли Вы мне честь и не потанцуете со мной?
Плутовка отвесила шутовской поклон, довольно точно копируя жесты и движения того самого Арлекина, который оказался не кем иным как Меркуцио…
«Однако, об этом сестрице знать вовсе не обязательно! Ведь я знаю мою Розалину, прознай она об этой шалости сразу бы начала ворчать! А отныне я не могу позволить кому-либо дурно отзываться о Меркуцио…Он брат моего Валентина, и как оказалось очень добрый молодой синьор!»
Вспомнив про благословение от рыжеволосого паяца, девушка заулыбалась и, вновь не дожидаясь ответа старшей сестрицы, схватила ее за руку и принялась вальсировать с ней по комнате. Однако радужное настроение младшей Капулетти улетучилось как утренняя роса, едва только Розалина сумела-таки вставить словечко. А точнее произнести покаянную речь, мол де она совершенно не знает как звали того ряженого, с которым она пробыла весь вечер.
Резко остановившись и отстранившись, Ливия пристально посмотрела на сестру, которая в ночном полумраке казалась настоящей сильфидой.
«Лжет… Я же вижу, что она лжет мне! Она знает его имя… Опять врет мне, собственно как и всегда. Только сама и говорит, что врать это грех. А мне ни словечка правды! Никогда не хочет мне раскрыть свое сердце! И чем я только заслужила подобное недоверие?.. И это от родной сестры!»
Фыркнув, плутовка тряхнула головой, оставила Розалину посредине комнаты, и уселась за туалетный столик. Оценивающе посмотрев на свое отражение, племянница синьора Капулетти принялась расчесывать свои длинные золотистые кудри, от раздражения сильно дергая слегка запутавшиеся волосы. Мало того, что такая скрытность родной сестры - это обидно, так еще и порядком раздражало эмоциональную Ливию.
- Что ж сестра, если вновь хочешь играть в игру «ах, я не знаю, о чем Вы толкуете», играй. Я не несмышленое дитя и прекрасно вижу, что ты мне чего-то недоговариваешь. Или, попросту говоря, за нос меня водишь… Это обидно, но да ничего как-нибудь переживу. Задуши в себе то счастье, погаси ту улыбку и тот свет, который исходил о тебя сегодня, когда ты была подле того «таинственного ряженого». Думаю для тебя это хорошая репетиция, ведь в монастыре придется много молчать и отказываться от всяческих радостей жизни. Так что желаешь молчать – молчи, скрывай, более я тебе не скажу ни единого слова…
В сущности слова Ливии были обидными и более чем резкими, но отчасти справедливыми, поэтому виноватой девушка себя не чувствовала.
- А если желаешь знать, как я провела вечер: изволь. Мне врать и таиться не зачем. Синьор делла Скала желает, что бы я стала его супругой. Он будет просить моей руки у батюшки и дяди, – младшая Капулетти отложила щетку и смерила сестру оценивающим взглядом, словно обдумывая, стоит ли продолжать свой рассказ. – Мы с моим Валентином почти весь вечер пробыли в саду. Сбежали ото всех. Впервые за время нашего знакомства остались наедине друг с другом, без служек и нянюшек. Много целовались. Слушали пение соловьев и цикад. Молчали, мечтали вслух, говорили о всяческих пустяках…

0

40

- Ах, синьорина Капулетти, как я могу Вам отказать? - Розалина встала и, бросив мешавшуюся в руке маску на кресло, ответила сестре реверансом. Но буквально несколько движений и вот уже Ливия разгадала простую уловку. Розалина растерянно осталась стоять посреди комнаты. Конечно, ей было стыдно, но она и не думала, что сестра так сильно обидится. Точнее, она вообще не должна была ничего понять, а просто поверить на слово.
Слова Ливии больно задели. Розалина даже отвернулась, чтобы не видеть отражение сестры, и чтобы сама Ливия не видела, как покраснела старшая сестра. Вот только отчего? Она и сама не знала, но внутри загорелась обида, смешанная со злостью. Правда всего на мгновение, Розалина по натуре не могла долго сердиться, но все равно в ответ на слова Ливии так и хотелось выкрикнуть что-нибудь эдакое, что заденет не меньше. На языке вертелись едкие замечания по поводу излишнего легкомыслия, инфантильности, мечтательности...
Все-таки неприятно, когда тебя уличают во лжи. Тем более, если сложно объяснить, что сказать неправду было намного лучше. И уж тем более от Ливии неприятно такое слышать. Все-таки она права, раньше у сестер не было секретов друг от друга.
- Не скажешь мне более ни слова? Отлично, тогда я осведомлюсь у Меркуцио, как ты провела вечер. Наверняка он по достоинству оценил твои способности к танцу, - девушка вновь повернулась к сестре и сложила руки на груди. Наверное, этого вообще не стоило говорить, уж кому упрекать Ливию, так точно не Розалине. С кем она сама провела этот вечер... но что сделано, то сделано.
Но тут прозвучала новость, перед которой ссора моментально потеряла былой накал, по крайней мере, для Розалины. Она ошарашено глянула на сестру и, кажется, даже рот приоткрыла от удивления.
"Синьор делла Скала желает, чтобы она стала его супругой... значит, Ливия выходит замуж. Значит, Валентин попросил ее руку и сердце. Не может быть. Точнее может, конечно, он вполне достойная партия для нее, но это так неожиданно. Наверное, сейчас лучше все-таки закрыть рот, а то вид у меня наверняка глупый".
- Я... рада за тебя, - Розалина осторожно присела на краешек кровати. Все еще было стыдно за то, что в отличие от нее самой, сестра была полностью откровенна. Мелькнула мысль, что если Ливия еще раз попросит, то, скорее всего, услышит всю занимательнейшую историю. Старшая Капулетти настолько не любила ссор, что готова была пойти наперекор себе, лишь бы сестра перестала дуться. Но в ответ обязательно нужно будет потребовать историю об Арлекине. Интересно все-таки, зачем ему понадобилась Ливия.

0

41

- Именно, не скажу ни слова относительно твоей судьбы. На то она и твоя. Распоряжайся, как желаешь! Отныне все мои помыслы и стремления принадлежат моему супругу, моему властелину и более думать о счастье других, пусть и родных мне людей, я не желаю… Батюшка думает о мне ничтожно мало, как собственно и о тебе. А ты свой путь уже выбрала, стало быть, я смело могу посвятить всю себя Валентину.
Однако оставалось поражаться осведомленности Розалины, которая, казалось, всегда умудрялась узнать то, чего ей знать было бы вовсе и не обязательно!
«И откуда только Розалина прознала про Меркуцио? Ох, я ведь обещала ему молчать и никому ничего не рассказывать… А теперь вынуждена буду рассказать, ибо молчать просто не смогу! Да простит меня... Это Розалина мне будет пенять и выговаривать?! Сама-то хороша! А еще будущая невеста Христа, разрядилась в пух и прах и вела светские беседы на балу! Притворщица!»
Повернувшись лицом к старшей сестре, Ливия усмехнулась. Однако после таких рассуждений в голосе младшей Капулетти еще более явно зазвучал холод.
- Поинтересуйся, если так желаешь… Хотя на твоем месте я бы не осмелилась. Это вопиюще не прилично. Твой жених, ожидающий тебя на Небесах, не заслуживает подобного неуважения… Ты, видимо, забываешься, что вскоре тебе с мужчинами общаться будет запрещено. Ну, точнее, крайне нежелательно! Тем более с молодыми и красивыми, за которыми злая молва закрепила славу повесы. Представь, если бы по городу поползли слухи, что одна из монахинь, пусть и будущая,  является любовницей старшего племянника герцога. Ведь мы с тобой уже прекрасно знаем, как опасны бывают слухи и сплетни, – уж что-что, а сдаваться в этой словесной перепалке, а точнее войне, Ливия точно не собиралась.
Упрямство плутовки было неизменным, но все же что-то неуловимо стало другим. Ранее девушка начала бы бегать по комнате, смешно размахивая руками и требуя, чтобы сестра ей рассказала все-все-все. А сейчас тон золотоволосой Ливии был спокоен, доброжелателен, но чертовски холоден, а вместо обычных плутоватых искорок в глазах появился непонятный стальной блеск.
- Уверенна, что ты не имела в виду ничего дурного, однако тебе стоило бы больше следить за своими словами. В конце концов, я сама все могу тебе рассказать, ведь я уже сказала: мне таиться ни к чему. Да, старший брат моего нареченного сказал, что танцую я неплохо. И дабы сразу пресечь все твои дальнейшие вопросы… Приходил Меркуцио, дабы помириться со мной, извиниться за тот нелепый случай на площади. И благословить меня, этот брак с Валентином… Ибо он еще утром знал, что мне будет предложено стать синьорой делла Скала. Надеюсь, я удовлетворила твое любопытство?
Очевидно, что весть о грядущей свадьбе младшей сестры порядком изумила старшую племянницу синьора Капулетти.
- Благодарю тебя, сестра. Я тоже рада за себя. Наконец-то я нашла того человека, который полюбил меня такой, какая я есть. Который не таит от меня никаких тайн или секретов… - остановиться Ливии было очень сложно, хотя тон ее был спокоен и миролюбив. - Надеюсь, что отец или дядя не подумают отказать Валентину… - по правде, о таком страшном исходе плутовке и думать не хотелось. Посему она сразу же отогнала от себя эти мысли.
«Отвергать племянника герцога это просто смешно! Дядя корыстен, да и батюшка, хоть я и люблю его, так же не далеко ушел… Своего не упустит. Так что, думается мне, что преград со стороны моих родных не будет…»

0

42

"Никак не пойму, то ли она слишком взрослая и я вправду зря ей все не рассказала, то ли она еще ребенок и это просто глупая обида. Но все равно неприятно выслушивать все это от нее. Да и не обязана я это делать. Или это наказание свыше за мое вранье? - Розалина даже посмотрела на потолок, откуда должен был прийти ответ, но потолок молчал, - говоришь, теперь все заботы только о Валентине? Пошли ему Господь терпения", - это обращение было адресовано уже Ливии, ибо ни сил, ни желания спорить с ней у Розалины не было. Зато удивленная мордашка младшей сестры заставила девушку на мгновение улыбнуться. Она и сама не знала, как всегда умудрялась раскрывать все самые потаенные мысли Ливии. Сегодня, например, просто оказалась в нужное время в нужном месте. Причем дважды. Удивительное везение.
"Хмм... наверное, все решат, что старший племянник герцога сильно сдал позиции в последнее время, раз переключиться на монахинь. А вообще тогда бы слава о нашем семействе прогремела бы даже за пределы Вероны. Две сестры Капулетти связались с братьями делла Скала", - Розалина чуть не рассмеялась вслух, по ходу удивляясь откуда у нее взялись такие мысли. Раньше она не замечала за собой излишней веселости в ответственные моменты. А сейчас все-таки они с Ливией ссорятся, куда уж серьезней.
- В полной мере, - любопытство и вправду было удовлетворено, причем вполне правдоподобным рассказом. Девушке даже на секунду снова стало стыдно, из-за того что она усомнилась в сестре. Точнее ни о чем предосудительном она и не думала, просто подозрения по поводу честности синьора делла Скала, ничего более.
"Который не таит от меня никаких тайн или секретов", - Розалина устало глянула на младшую сестру. Теперь она видимо еще долго будет припоминать этот инцидент. Хотя обычно Ливия отходчивая.
Чувствуя, что скоро заснет прямо здесь, Розалина встала с кровати и пересела в кресло, чтобы не уснуть. Все еще слушая Ливию, она вертела в руках маску, перебирая руками украшавшие ее перья.
- Ничего глупее, чем отказать племяннику герцога дядюшка придумать не сможет, а отец наоборот будет рад, что хотя бы из одной из нас вышел толк. Возможно, я ничего не понимаю в любви, но зато с уверенностью могу сказать, что с герцогом ссориться никто не захочет.
"Кстати о глупостях, я же еще не решила, что мне все-таки делать завтра. Встречаться с мужчиной в церкви - самая глупая идея из всех, что я слышала. Может сходить из любопытства? Или нет, чтобы навсегда уничтожить память об этом вечере. Да и он же будет ждать, вроде как. Синьорина Розалина, что же тебе делать-то? Ведь если об этом обо всем прознает кто-нибудь, а сплетни в городе так быстро расходятся, то до поместья слухи вмиг дойдут. И стоит только себе представить, как все отреагируют…" - на этом Розалина не выдержала и, откинувшись в кресле назад, закрыла глаза. Как ей самой показалось, заснула она мгновенно, несмотря на неудобное положение тела. Усталость сделала свое дело.

0


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Капулетти » Комната Ливии Капулетти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC