Вверх страницы
Вниз страницы

Romeo and Juliet (18+)

Объявление


Лучшие игроки недели:



















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье герцога Веронского » Кабинет Эскала


Кабинет Эскала

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

Кабинет располагается рядом с комнатой Эскала и в неё ведет потайная дверь, прикрытая зеркалом. В кабинете рядом с окном стоит письменный стол, который на время работы покрывается бумагами. Окна занавешены. По стенам шкафы с древними атласами и энциклопедиями.
Сам кабинет обустроен в изумрудной цветовой гамме, каким и был при отце Эскала.

0

61

Площади Вероны, Фонтан Веронской Мадонны ===>

Как же хотелось растянуть этот путь синьоре, но нельзя было. Герцог ждал их к себе, и опаздывать было некрасиво, да и время неумолимо шло вперед, приближая час праздника в доме Капулетти. Только будет ли теперь он таким радостным? Настроение было конечно безвозвратно испорчено, но ведь бал мог поправить это, значит,  еще радостным праздник мог стать. Как же хотелось верить в это, но пока ничего хорошего не предвиделось. Синьор шел мрачнее тучи, и по его виду можно было сказать, что вскоре между супругами будет очередной тяжелый разговор. Закончится он наверняка очередной ссорой и потрепанными  нервами, а только этого сегодня и не хватало.
- Я клянусь, что отправлю этого мальчишку из Вероны вместе с его братом. Именно мальчишку, потому что взрослый мужчина не будет так бездумно поступать. Сколько я должен терпеть? Я согласился приютить твоих племянников, видя, как они дороги тебе, но не собираюсь терпеть такого поведения. Один устраивает дуэли чуть не каждый день, а другой вообще не появляется в доме и кажется, что не желает принимать участие в жизни семьи, - проговорил синьор, когда они отдалились от площади и большого скопления людей. Сколько уже было бесед с Тибальтом и все бесполезно. Раз уж не действовали такие методы, то стоило воспользоваться другими, более радикальными. Даже несмотря, что это приведет к большому разладу между супругами. Хотя, быть может, после сегодняшнего синьора поняла бы, что зря защищала Тибальта.
Но Риккарда разрушила все надежды своего мужа, когда стала отвечать на его речь.
- Вы не посмеете этого сделать. И Валенцио, и Тибальт останутся в Вероне, и другие варианты я не собираюсь даже слышать. Быть может лишь решение герцога я не стану оспаривать, но он такого решения не принял, - холодно ответила женщина, даже не глядя на синьора. Она дала обещание в день смерти своего брата, что никогда не оставит его сыновей и не собирается нарушить этого обещания. Да и в чем сейчас был виноват ее племянник? Синьор даже не стал вновь разбираться в том, что произошло, и сразу же записал Тибальта в виновные. Хотя неудивительно, ведь противником младшего Моретти был Бенволио, который славился тем, что старался уладить все разговором и редко ввязывался в драки. Именно поэтому все записывали в зачинщики Тибальта. И все же Риккарда не могла справиться с тем негодованием, которое царило внутри.
- И еще стоит разобраться с этими слугами, - мужчина решил не отвечать на слова жены. Как же сразу при упоминании слуг изменилась на секунду лицо синьоры, которая не сумела сразу совладать с эмоциями. Лишь сейчас ей в голову пришла мысль, от которой неприятно заныло сердце. А ведь синьор мог легко разобраться теперь с любовником своей жены. И самое интересное, что ничего она не сможет сделать, чтобы помешать. А все лишь потому, что тогда Риккарда даст лишнее подтверждение, что догадки были верны. Но если так случится, то, что же делать? Оставалось лишь молиться, что все обойдется наказанием и выгонять слуг мужчина не станет. Тем более и Грегорио, и Самсон выполняли свои обязанности неплохо, и терять таких людей было глупо.
Еще долго шел бы такой разговор. Но скорее всего к счастью, они, наконец, добрались, и разговор мог быть отложен на неопределенное время. Сразу же у порога Капулетти встретил слуга и, сообщив, что герцог уже ждет их, повел гостей к кабинету. Всего лишь несколько минут и вот уже синьор с синьорой склонились в почтительном поклоне перед правителем Вероны.
- Прошу простить нас, если заставили Вас ждать, - все же подала голос Риккарда и подняла взгляд.

+1

62

Удивительно, как медленно может течь время, просачиваясь буквально сквозь пальцы. Эскал продолжал возиться с бумагами, стараясь хоть так занять себе и немного успокоиться, иначе бы разговора точно не вышло, а была бы самая настоящая перебранка с четой Капулетти. А нужно ему это? Точно нет. Мужчине и так хватало забот.
Но вот через какое-то время, счет которого был столь благополучно потерян, постучался слуга и доложил о том, что пришли Капулетти. Кивком разрешив впустить их, делла Скала поднялся из своего кресла, встречая визитеров. Синьор и синьора, как подобает в приличном обществе, склонились в поклоне, сам подеста ответил уважительным кивком, а потом жестом указал на диван, что стоял в кабинете, предлагая им сесть. На удивление, но он и сам не заметил, как гнев отступил за монотонной работой, оставляя место разочарованности и некоторого рода тоске. Ведь, право, сколько можно продолжать? Сколько можно лить кровь друг друга? Что за упорство?
- Я бы сказал, что день добрый, да только стычкой очередной он омрачен невольно. Садитесь, в ногах же правды нет, - сам подеста уже вернулся в свое кресло и сцепил пальцы в замок, устроив локти на столе. - Я бы спросил, кто зачинщик, да только сомневаюсь, что услышу правду от вас, но только лишь потому, что вряд ли вы были там с самого начала этой потасовки. Но против вас играет то, что снова Ваш племянник, синьора Капулетти, оказался замешан, - мужчина говорил достаточно спокойно, но только лишь потому, что понимал - нельзя давать волю эмоциям. Какой же он тогда будет правитель синьории, если будет продолжать яриться и после случившегося? Как говорится, после битвы кулаками не машут, полно и того, что случилось уже на площади. - Скажите, синьора Риккарда, откуда у Вашего племянника такое стремление ввязываться во все эти склоки? Удивительно, насколько с братом не похож. На Тибальта постоянные жалобы, как на зачинщика всех стычек, а про Валенцио никто и слова не сказал. Быть может ему пора брать пример со старшего? - хотя откуда подесте знать, что у братьев достаточно напряженные отношения как раз из-за того, что Валенцио не вмешивался в дела семьи? Таких тонкостей Эскал не ведал, но его вполне удовлетворяло, что хоть старший племянник синьоры не учинял беспорядков. - Но не о том разговор. Ваши слуги и племянник, синьора Риккарда, нарушили мой указ. И если до того я терпел это попирательство закона, то более такого не будет. Неважно, кто начал эту стычку, важно то, что никто не постарался ее остановить, - мужчина ненадолго замолк, позволяя оценить всю тяжесть проступка обеих сторон, но все-таки стараясь не делать акцент на том, кто в его понимании действительно виноват.
К сожалению, но всему городу было известно то, что Бенволио Эспозито, носивший так же фамилию Монтекки, всегда был миротворцем и каждый бы подтвердил простую истину, что не он первым обнажает шпагу. Что же касалось синьора Тибальта Моретти, то с ним ситуация была ровно противоположная: старший племянник синьоры Капулетти отличался своим вспыльчивым нравом и несдержанностью, что в итоге приводило его к участию в новых стычках. Об этом знали все жители Вероны, и вряд ли бы кто-то поверил, что зачинщик вовсе не он, даже если это было так.
Молчание продлилось недолго, и вот уже подеста снова подал голос:
- Сейчас я не стану требовать их наказать так, как должно было бы, но штраф уплатить все-таки придется, - Эскал зашевелился и теперь взял тот лист бумаги, на котором еще до прихода визитеров вывел сумму штрафа, которому должно было бы неприятно ударить по кошельку четы Капулетти - пятьсот золотых! Конечно, сумма для них подъемная, но достаточная, чтобы задуматься и попробовать приструнить своего племянника. - Надеюсь, вы оба прекрасно понимаете, что это последний раз, когда ваша сторона обходится без настоящих жертв. Ежели я узнаю, что кто-то из ваших слуг или родственников снова скрестил шпагу с Монтекки - висеть тому на площади в назидание другим. Если сами не можете справиться с ними, то придется воспитывать их так. Я не хотел таких мер, но вы мне не оставляете выбора, - последние слова делла Скала произнес в достаточной мере холодно, чтобы чета Капулетти могли оценить все тяжесть оного проступка.
"И ведь вот что удивительно! Неужели ей совершенно не боязно, что однажды ее племянник может пасть от чужой руки? Пускай сейчас он побеждает, но ни что не вечно и однажды в его груди может оказаться чужая шпага. Ей бы вразумить племянника, а что в итоге? Впрочем, пустое все это".
Оставалось только отмахнуться от них, но все-таки мужчина сдержался от такого жеста. Оставалось дождаться теперь вопросов или же, если их не будет, то их ухода.

0

63

Всего лишь несколько секунд пришлось ждать ответа, но они стали испытанием. Но пришел  ему конец. Спокойствие речи герцога радовало, но надо было понимать, что это лишь так требовал статус. Разговор все равно должен был быть непростым.
Синьора дошла до дивана и присела, пытаясь справиться с эмоциями и сохранить спокойствие. Зачем она вообще пошла за мужем сегодня? Минутный порыв, желание проследить, чтобы синьор не был чересчур строг к Тибальту. И к чему все это привело? Теперь придется отвечать за все вместе с мужем. Нет, в этом ничего не было такого страшного. Все же люди говорили, что супруги должны поддерживать друг друга всегда. Именно в таких случаях должно это проявляться и раз уж пришлось явиться перед герцогом, то не стоит жалеть о свершенном. Да и наконец вспомнить, что она все же жена синьору Капулетти.
- Я право не знаю, что ответить на Ваш вопрос. Простите, - спокойным тоном ответила Риккарда, взглянув на герцога. По идее его племянники не были, похоже, тоже, но говорить об это не стоило сейчас. Вопрос касался братьев Моретти. Если признаться честно, то причину женщина знала, имела свои гипотезы на этот счет. Во-первых, для Тибальта отец был идеалом и после его смерти он просто возненавидел тех, кто отнял самого близкого человека. Во-вторых, быть может таким образом младший Моретти желал доказать свою преданность Капулетти и заработать их внимание, даже уважение. Насчет Валенцио женщина не задумывалась, так как все же ее радовало, что он не участвует в этих распрях. Но волновало, что старший брат не пытался сблизиться с младшим, стать ему опорой. Кто знает, как сложилась бы все, если бы братья почаще общались и проводили вместе время.
- Обещаю, что поговорю с племянником. А так же приму все меры, чтобы слуги тоже более не пытались нарушить покой города, - тихо ответила женщина.
"Несмотря на то, что в душе я поддерживаю эту вражду, но все же боюсь за Тибальта. Он прекрасно владеет шпагой благодаря Луиджи, но нет предела совершенству, и может появиться кто-то лучше. И тогда я потеряю еще одного близкого человека".
Даже от одной мысли такой сердце неприятно кольнуло. Да, не женское дело лезть во все эти ссоры и распри, но, похоже, другого выхода теперь нет. Одна несдержанность Тибальта и уже даже его умение владеть шпагой не спасет. Придется поговорить с племянником, убедить его не лезть в ссоры. Только принесет ли это пользу? Быть может, если младший Моретти и правда так любил свою тетушку, как выглядело со стороны.
Пока Риккарда думала о своем, ее муж успел взглянуть на сумму штрафа. Лицо его вновь стало мрачным. Нет, сумма была вполне приемлемой. Пока приемлемой. Все же хорошо было, что герцог решил в следующий раз наказать виновников строже. В ином случае синьор бы вскоре разорился бы только на этих штрафах, которые приходилось оплачивать чуть ли не через день. Но теперь уж Тибальт должен был поостеречься, хотя бы ради синьоры, которой он был дорог.
- Мудрое решение и думаю, что лишь таким образом удастся образумить этот город. Но как уже сказала моя жена, мы тоже попытаемся сделать все, чтобы покой и мир воцарился в этом городе, как в давние времена, - вновь поклонившись, ответил синьор. Вслед за ним встала и Риккарда. Разговор, судя по всему, был окончен, и задерживаться уже не было смысла. Да и женщине быстрее хотелось оказаться дома, чтобы разобраться с теми, кто нарушил покой и подпортил настроение.
- С Вашего разрешения и позволения моего мужа, я покину Вас. Боюсь, как бы ничего не случилось в наше отсутствие. А все же до бала осталось мало времени и даже сущая мелочь может все испортить. Надеюсь, что сегодняшнее происшествие не заставит Вас отказаться от визита к нам. Мы будем рады Вас видеть, - лишь теперь синьора позволила себе слабо улыбнуться герцогу.
- Синьора, прошу подождать меня. Я вскоре присоединюсь к Вам, - ответил мужчина своей жене. Лишь после этого Риккарда спустилась за слугой вниз и остановилась в ожидании. Синьор не обманул и уже вскоре тоже спустился. И вот, наконец, женщина торопливо пошла в сторону их поместья. Она желала сейчас убежать от разговора с мужем, желала убежать сейчас от самого мужчины.

===> Поместье Капулетти, Комната Валенцио

0

64

- Я на Вас рассчитываю, синьора, все-таки ближе Вас и брата у него никого нет. Кто еще сможет вразумить его остановиться и прекратить лить кровь? - мужчина неотрывно следил за женщиной, смотря на то, как меняются ее черты лица от испытываемых эмоций и, надо сказать, он снова сделал вывод, что более сдержанного человека в своей жизни он не видел. Как она мужественно держалась, несмотря на то, что понимала, скорее всего, что после синьор Капулетти не спустит и ей, и ее племяннику все так с рук.
Слова же ее супруга пока что подеста разумно оставил без ответа. В конце концов, не все слова для уха женского, иной раз лучше не слушать мужской треп. Возможно, именно потому Риккарда решила покинуть кабинет и, когда женщина выходила, он склонил голову в прощальном жесте, сопроводив это несколькими словами:
- Я полагаюсь на Вас и Ваше влияние, синьора, что Вы сможете обуздать своего младшего племянника. Доброго Вам дня, - когда же за ней закрылась дверь, Эскал перевел взгляд на ее супруга, после чего качнул головой из стороны в сторону, выражая неодобрение. - Разобьет он сердце Вашей супруге своими выходками. Не дай Бог ему повстречаться с кем-то, кто окажется хоть сколько-то его ловчее. Что же касается праздника, ты передавайте синьоре мой поклон и благодарность за то, что все равно ждет нашу семьи, несмотря на строгость моего наказания, да только теперь уж точно вынужден отклонить его. Мне теперь должно собираться и отправляться в Виллафранка-ди-Верону, чтобы переговорить с Монтекки. Да и народ бы вряд ли воспринял должным образом, если бы я пришел на празднество к Вам после стычки. Возмутятся, пойдет никому не нужная молва, что подеста склонен к семье Капулетти и прощает им многие огрехи... Увы, они же не присутствуют при разговорах и не видят тех штрафов, что Вам приходится уплачивать в казну из-за этих происшествий.
Подеста ненадолго замолчал, впрочем, потом обошел стол и несильно хлопнул синьора по плечу.
- Что ж, боле не задерживаюсь Вас, свое наказание Вы получили и теперь Вам пора последовать за супругой. Не стоит женщину заставлять ждать.
Распрощавшись с синьором и полагая, что немного времени на передышку у него есть, делла Скала прошел к тому самому дивану, на котором столь часто в последнее время засыпал, после чего устроился на нем и прикрыл глаза.
"Единственное, что несомненно утешает, так это то, что этот паяц хоть сегодня не был в гуще событий, иначе бы сейчас у Капулетти был бы вполне весомый аргумент обвинить моего племянника в причастности. Что уж тут говорить, но действительно так и именно он чаще всего и оказывается виновником этих кровопролитий, устраиваемых ради забавы или чего-то еще. Но надо признать, последние дни Меркуцио вел себя подозрительно тихо. Чует мое сердце, что грядет настоящая буря и жертв будет столько, что этот безумный город просто захлебнется кровью. И даже мой указ не помешает им. Глупцы, как можно настолько не ценить собственную жизнь?"
Этот вопрос, увы, оставался без ответа. Почему-то в такие моменты Эскал не вспоминал свою бурную молодость, когда вряд ли многим отличался от этих негодяев, когда обнажал шпагу ради забавы или же защищая свою честь. Но все же он нашел время, чтобы повзрослеть и наконец-то понять ценность не только собственной жизни, но и то, что только Бог имеет право лишать оной.

Некоторое время он продолжал все так же лежать, стараясь просто абстрагироваться о того, что не так давно произошло. Просто хотелось немного расслабиться и не думать, к каким последствиям может привести собственный указ. Да вот только все равно не выходило и как назло раз за разом перед глазами представала картина того, как бы родной племянник покачивался на веревке, вздернутый за очередную стычку, что столь легко устраивал.
"Может стоит его выслать из города? Куда-нибудь подальше. Пускай ума наберется, может, остепенится и даже когда-нибудь женится... лишь бы подальше держался от своих друзей, которые на него столь дурно влияют".
Наверное, точно так же думала и синьора Монтекки, только по отношению к родственнику подесты, и, наверное, каждый из них все-таки оказывался в некоторой степени прав. Как бы не хотелось, но они влияли друг на друга и не самым лучшим способом, ввязываясь в сомнительные авантюры и стычки, рискуя без особого смысла и целей. Просто ради мнимого удовольствия.
Поднявшись со своего временного ложа, подеста тяжело вздохнул и зарылся пятерней в волосы, чтобы убрать их пряди назад со лба. Раз отдохнуть все равно не удавалось от собственной встревоженности, то стоило отправиться  в тот самый дом, в котором выросли племянники, чтобы там встретиться с Монтекки и с ними уже закрыть этот вопрос, связанный с сегодняшней потасовкой на площади.
Спустившись вниз и распорядившись слугам, чтоб седлали коней, сам подеста ненадолго зашел на кухню, чтоб предупредить кухарку о том, что его на ужине не будет, а оба племянника приглашены на празднество семьи Капулетти, а потому не стоило и их рано ждать. Их кухарка, возмущенно что-то крякнув о том, что семью подесты невозможно собрать за столом, снова занялась своими заботами, а сам Эскал, когда конь был готов, отправился в путь.

===> Виллафранка-ди-Верона, Поместье герцога Эскала

0

65

Казалось бы, что может случиться за недолгое отсутствие подесты в родном городе? Страшный указ издан, люди должны были бы присмиреть... право, как же он ошибался, позволяя себе такие размышления. Кто мог предсказать, что Меркуцио, этот вечный паяц, решится привести на бал Капулетти своих друзей? Да и вообще, откуда Веронскому правителю было знать, что тот все же решится заявиться на праздник, куда он прежде не хотел идти?
Но он пошел и прихватил с собой Монтекки, разразился настоящий скандал, результатом которого стала смерть Тибальта. И ведь надо же вернуться именно к тому моменту, как старший племянник делла Скала будет на площади сидеть с мертвым телом младшего Моретти? Сам раненный и с рукой на перевязи, он явно не был убийцей в сей раз, ведь дажа шпага его оказалась чиста. Разгневанный подеста потребовал объяснений, за грудки встряхнув родственника, а тот и не стал таить ничего, вырвавшись и выложив все то, чему стал свидетелем. Ромео убил Тибальта... кто бы мог подумать, что этот несчастный романтик на такое способен? Объяснений же в том, почему произошла эта дуэль, и кто был ее инициатором, он так и не услышал. Племянник не знал ответа, а наследник Монтекки уже скрылся. Эскалу только и оставалось, что объявить того преступником, да издать указ, ежели тот явится в город, чтоб его немедля вздернули без суда и следствия. Он нарушил закон и должен нести ответственность.
Не успел делла Скала удержать родственника, как тот сбежал, в отчаянии желая уединения, как подумал сам подеста. Он не стал его преследовать, да и стражником приказал не трогать. Не просто же так тот горевал над телом врага. Видать чего-то он не знал о жизни этого плута.
Отправившись в свое поместье, там его ждало новое известие, которое показалось бальзамом на сердце: Валентин решил обвенчаться с Ливией. Быть может, они станут примером для других? Хотя... о чем он только думал? Его младший племянник - не Монтекки, их брак не примирит семьи, как бы ни хотелось этого. Но свое благословение Эскал дал на оный брак и оказался порядком удивлен, узнав от Валентина, что его и брат благославил. Как многое он упустил за эту ночь.
После же он отправил гонца к Капулетти, выражая свои искренние сожаления о кончине младшего Моретти и говоря о том, что Монтекки ныне вне закона, что он, как преступник, будет разыскиваться и ежели его найдут, то того немедля казнят. Второе же послание к синьору Капулетти гласило о том, чтобы те не отказали в браке Ливии и Валентина, даже если такое горе легло на их плечи. Ведь дети не виноваты в грехах других и если хотят быть вместе, то им не стоит мешать.
Вот только вскоре новая трагедия коснулась семьи Капулетти. Буквально в раннее утро прошло известие о том, что милая Джульетта умерла. Отравилась, не пожелала жить. Но отчего такое отчаянное решение? Неужто девочку так подкосила гибель любимого кузена? Увы, но этого им не суждено узнать, как бы ни хотелось.
Кажется, Верона окончательно сошла с ума и потопила в крови юные души. Эскал все глубже погружался в тяжелые думы, когда в кабинет постучался слуга и бледнее листа бумаги доложил о побеге своего старшего племянника, оставившего лишь письмо.
"Дорогой дядюшка, надеюсь, Вы найдете в себе силы простить меня за оный поступок. Я вынужден бежать прочь из города, потеряв двоих своих друзей, - дальше он говорил о том, что за это короткое время смог подружиться с Тибальтом, что эта смерть не оставила его равнодушным и раскрыла глаза на ужасы оной вражды. Он писал о том, что сожалеет о том, что столько времени поддерживал и сам оную и как был прежде слеп. И снова извинения. После несколько строк были посвящены Валентину и тому, чтобы Эскал объяснил все Валентину, чтобы попросил за него брата не серчать на оный поступок. Но даже не это шокировало подесту, о, нет. Последние строки. - Я бегу прочь из этого города не от ужасов вражды, а потому, что осознал свою любовь, да только сомневаюсь, что ее примут здесь, зная, чей я родственник. Увы, судьба свела меня с Валенцио Моретти и как бы мне не хотелось проклинать это имя, но в действительности вынужден признавать к нему свои чувства, от которых избавиться не в силах. Мы решили уехать прочь. Как можно дальше от родных краев. Прошу, не ищите нас и живете дальше, вспоминая лишь хорошее, ежели такое было. Ваш племянник, Меркуцио делла Скала".
И хоть хотелось рассмеяться над судьбой, которая сделала его племянника таким же, как и его самого, но вместо того горько разрыдался, чувствуя страшную опустошенность. Чтобы он не делал, все шло не так, как хотелось. И оставалось лишь молиться, чтобы Меркуцио был счастлив в своем выборе.
Трагедия... когда делла Скала все же взял себя в руки, он прошел к комнате младшего и передал ему письмо, желая, чтобы и тот прочел те строки, что посвящались ему. Попросил не осуждать брата. Просил быть сильным, ибо кому-то в их семье нужно таковым оставаться, иначе не ровен час, что изживет себя династия Скалигеров.
Когда он уходил, то понял, что Валентин не удивлен. Видимо, тот знал о своем брате куда больше, чем он сам. Наверное, так и должно было быть, в конце концов, кто он ему? Всего лишь дядя, который надеялся однажды, что они станут дружной семьей. Но нет. Один сбежал, второй же вскоре должен был жениться и теперь Эскал не имел на него никаких прав и влияний. Разве что оставалось одно дело, но это позже, когда он отдохнет от столь длительного и тяжелого дня. И неважно, что некоторые ценности и деньги Меркуцио прихватил с собой, да Бог бы с ними! Лишь бы все у него было хорошо. Только об этом он и мог мечтать.

Правда, утро оказалось не несущим светлые вести, а омраченным очередным известием. Да даже не утро, еще не рассвело, как прибежал слуга Париса и рассказал о том, что в склеп Капулетти явился Ромео. И что этому проклятому Монтекки понадобилось на вечном ложе юной девицы, кузена которого он убил? Эскал со стражей поспешил отправиться к месту событий, но подоспел лишь к страшному их итогу. Когда они вошли в хладные стены обители Смерти, на ложе Джульетты лежал бездыханный Парис, с разошедшимся пятном крови на груди. А рядом на земле - Ромео, в руках которого оказалась склянка. Что за ужасная картина? Эскал сглотнул и подошел ближе, не замечая той, кто должен здесь быть. Как хорошо, что стража оказалась снаружи, иначе бы такая картина могла бы стать новым поводом для дурных сплетен. Никого не пускали, лишь один стражник изловил Лоренцо, который направлялся сюда. Делла Скала готов был казнить старика, да только тот взмолился о пощаде и рассказал все так, как есть: Ромео пришел сюда к своей жене Джульетте, коих он тайно обвенчал. Да только брат Джованни не успел доставить нужного письма Монтекки из-за карантина и тот не узнал, что в действительности его милая не умерла, что ей дали сильное снотворное для этого спектакля. Тогда он прибыл сюда и столкнулся с несостоявшимся женихом Парисом, которого заколол, чтобы пройти к ней и свести счеты со своей жизнью. И что ужаснее всего, он убил себя буквально за несколько мгновений до пробуждения Джульетты, к которой и спешил фра Лоренцо.
Юная наследница Капулетти, открыв глаза, увидала тело своего мужа и в отчаяние хотела отправиться за ним в путь, да только Лоренцо всеми силами постарался отговорить ее. На вопрос же подесты, где она, тот ответил, что та у него в келье под присмотром своей кормилицы, что она еще юна и не должна умирать, ведь вся жизнь впереди... вот только суждено ей теперь пойти в монахини, ведь с таким позором, прознав о ее тайном замужестве, ей не будет спокойствия.

Как бы Эскал не серчал на Лоренцо, как бы ни хотел наказать священника, который взял на себя такой грех, все же он пожалел Джульетту. Подеста просил передать юной жене Монтекки, что ежели та не хочет провести всю жизнь в стенах дома Божьего, то он готов очистить ее имя от позора, пускай для того ей и придется вступить с ним в брак. А чтобы никто не прознал о таком скандальном деле, велел Лоренцо молчать и никому не говорить о ее венчании с Ромео. Пусть эта тайна так и умрет с ним навсегда, итак много бед принес он в эти дни. Хватит с него более жертв.
Увы, синьора Монтекки, узнав о смерти своего единственного сына, не выдержала удара и вскоре умерла от сердечного приступа. Капулетти же было доложено о том, что ныне убийца их родственника мертв, а Джульетта жива, что с ней случился приступ, да видать доктор оказался не опытен, что не отличил глубокого обморока от смерти и заживо ее похоронил. А после предложил, как пройдет срок скорби и раз уж так вышло, что ее жених мертв, он готов стать для нее опорой. Пускай такое решение и показалось сначала дикостью, но все же родители смирились и дали свое согласие.

После прошедшего срока скорби Эскал обвенчался с Джульеттой. И пускай девушка теперь все больше запиралась в своей комнате, утратив жажду к жизни, подеста надеялся на то, что однажды она сможет забыть свои горести и стать действительно счастливой. Сам же он вскоре отказался от власти, возжелав уйти на покой, а дела передал своему младшему племяннику, надеясь лишь на то, что она не разрушит его жизнь, как самого делла Скала, ныне теперь бывшего правителя Вероны.

0


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье герцога Веронского » Кабинет Эскала


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC