Romeo and Juliet (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Монтекки » Комната Бенволио Монтекки


Комната Бенволио Монтекки

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Жить в основное поместье семьи Бенволио перебрался давно и поселился здесь прочно. Комната состоит из двух частей – жилое помещение и ванная. Ванная нужна для того, чтобы по утрам как можно быстрее просыпаться. То есть приносится ведро ледяной воды, и она выливается на голову Бенволио. Ну, и иногда после особо долгих дней он любит в ней просто поотмокать, обычно засыпая. В ванной есть небольшой шкафчик и зеркало. В шкафу наличествует огромное количество средств для создания различной степени шухера на голове.
В комнате обычно бардак, особенно на столе. Итак, основа комнаты – это кровать. Она занимает достаточно большое пространство, как и в комнате, так и в жизни Бенволио. Потому что он любит высыпаться. К примеру.
В остальном комната обычна – рабочий стол с тремя ящиками, стул, придвинутый к нему. Немалых размеров шкаф для одежды. Только шкаф с книгами превосходит его размеры.
На стене – зеркало в рост. Всё же Бенволио внимательно следит за своим стилем, а потому крутится перед зеркалом перед выходом, чтобы не дай боже не ошибиться с выбором одежды.

0

2

Площади Вероны, Фонтан Веронской Мадонны ===>

Бенволио добрался до дома достаточно быстро и даже сумел избежать встречи с леди Монтекки. Он может и желал её видеть, но только после того, как освежится в ванной и приведет себя в порядок. Потому что, скорее всего, та сперва дала бы ему подзатыльник за то, что дома не ночевал – ни в одном, ни в другом, - а потом отправила бы на поиски Ромео так и не дав ему войти в дом.
«А хотя, может быть эту ночь он провел дома? Интересно, когда же он перестал принимать участие в наших гулянках… Уже год, или больше?»
О брате Бенволио никогда не мыслил злого, хоть и нередко говорил с ним в ехидном тоне. Особенно когда рядом появлялся Меркуцио, с которым следовало быть наравне, иначе же его рыжеволосый друг мог оскорбиться, как, к примеру, сегодня.
Отвлекшись от мыслей о Ромео на мысли о Меркуцио, Бенволио почти сразу прервал себя. В конце концов, он знал, что в последнее время мысли эти приводят его к мысли о предательстве со стороны рыжеволосого. А думать об этом блондин очень сильно не любил.
Посему, он занялся мечтаниями о том, как же хорошо он отдохнет сейчас. Заодно, возможно и поспит, опять же в ванной.
Уже в доме, он нашел своего псевдо постоянного слугу и стребовал с него подготовить воду для него. И через полчаса, которые он продремал на диване, парень уже отправился во вторую свою комнату и устроился удобнее в воде, прикрыв глаза. Тело приятно ломило от вчерашнего приключения, а в голове уже прокручивался план, как он хорошо отоспится днем.
«И опять буду шляться ночью… Ну, что поделать, такова моя жизнь».
В последнее время Бенволио все сильнее скатывался в вечерне-ночной образ жизни, хотя не противился, если с утра его будили.
Уйдя с головой под не слишком горячую воду, Бенволио пролежал под водой столько, сколько хватило ему дыхания, а потом, не открывая глаз, вынырнул обратно на поверхность, устроив голову на бортике.
День обещал быть теплым, а потому прохлада воды напоминала скорее о фонтане и о том, как туда нередко кто-то летал. Блаженная улыбка гуляла по губам блондина, и он провалился в приятную полудрему, когда ты вроде и отдыхаешь, но слышишь, что происходит вокруг. Правда, как будто сквозь какую-то пелену.

0

3

Этот рассвет наследник Монтекки встретил далеко от дома. И так было ни один день. Лишь только на небе появлялся печальный лик луны, как Ромео покидал свою комнату, что уже месяц была пристанищем его печали, и отправлялся бродить одиноко по ночным улицам Вероны. Что заставляло его раз за разом совершать столь странные и опасные прогулки? Любовь. Всему виной была любовь, терзавшая его юную душу день за днем и ночь за ночью. Терзала настолько, что стены своей комнаты казались клеткой. Или ящиком, стенки которого смыкаются все сильнее и сильнее с каждым днем.
Ромео был влюблен. Ромео каждую минуту думал о НЕЙ. О той, что так беспечно украла его сердце. Вот только сердце бедного юноши было ей не нужно. Розалина была холодной как лед. Ей были не страшны стрелы Купидона и чуждо все плотское.
"Как прекрасная статуя из мрамора. Ее красота завораживает... но это лишь статуя. Только... я не могу перестать любоваться ее совершенством. Как Пигмалион из мифа, который влюбился в свое творение... Богиня любви сжалилась над несчастным и подарила его возлюбленной жизнь. Но моя любовь жива. Жива... только любовь не живет в ее сердце..." - тяжелые мысли. Они терзали душу подобно раскаленному железу, царапая и оставляя незаживающие раны.
"Лучше бы ты и правда была статуей, Розалина... Быть может, не болело бы сердце так сильно, знай оно, что его любовь бессмысленна. Не может ответить камень на пламя любящего сердца. Но ты не из камня, любовь моя... а потому оно болит. Болит он бессмысленной надежды..." - всю ночь юный Монтекки просидел на склоне у границы города, но только небо стали озарять первые всполохи зари, поднялся на ноги и устало побрел домой.
"Я разбит... Эта любовь уничтожает меня. Губит каждый день. Мне трудно дышать от боли, что пронзает мое сердце. О, почему любовь, столь тонкая материя, столь невесомое чувство, может причинять столько страданий?" - медленные шаги. Звуки эхом отдающиеся в ушах. Как медленная пытка - тяжесть сравнимая только с трудом атлантов, держащих на своих плечах небесный свод. Любовь, прижимающая к земле с той же силой.
Вчера случилось то, от чего бедное сердце только сильнее забилось, отдаваясь глухой болью в каждой клеточке тела. Она была рядом. Объект пламенной страсти Ромео лишь на миг появилась перед ним.
"Судьба будто играет со мной... Она хочет проверить, вынесу ли я подобные муки..." - погруженный в тягостные мысли, Монтекки остановился у двери комнаты Бенволио.
Сегодня он не хотел быть один и лишь потому, что понимал одну страшную вещь. Эта боль - прямой путь к безумию.
"Я... не хочу этого... Нет, ни когда есть те, кто мне дорог... моя семья... мои друзья, которые для меня дороже, чем братья... Нет... только не это..." - нерешительно, но юноша потянул ручку двери. Очень хотелось верить, что брат сейчас дома, а не развлекается где-нибудь.
"Как это грустно получилось. Мои друзья с головой ушли в развлечения. Их интересуют лишь плотские утехи, и... понять ли им порывы моей души? Но... Бенволио, Меркуцио, мы все еще друзья... и вы все так же дороги мне..." - в комнате было пусто, но от внимания Ромео не ушло то, что дверь в ванную приоткрыта. Туда он и отправился, надеясь застать Бенволио там. И желательно одного.
- Бенволио... - тихо позвал наследник Монтекки, заглядывая в комнату. К его счастью друг именно здесь обнаружился. И в довольно приличном виде. Если не считать, что кузен лежал в ванной в чем мать родила.

0

4

Похоже, Бенволио успел сильно задремать, и ему даже приснился сон. Он был неприятным, и каким-то липким. Все его терзания и подозрения по поводу друга вылились в него, и снилось ему что-то про то, как Меркуцио оставляет их с Ромео, переходит на сторону врага, а в конце сна кто-то умер. Кто? Нет, этого блондину вспомнить было не под силу.
Он сумрачно открыл глаза, нахмурился и сел удобнее. Вода остывала, становилось уже зябко. И когда Бенволио подумывал о том, что пора бы выбраться из воды, случилось явление.
«О, Ромео…»
Растянув губы в какой-то задумчивой полуулыбке, юноша повернул голову в сторону входа.
- О, брат мой! Ты как всегда печален подобно луне, - чуть пафосно, но добродушно произнес он. – Может, ты с ней переобщался? С луной, то есть?
Покосившись на крепкий табурет, на котором лежало полотенце, Бенволио про себя порадовался тому, что додумался-таки поставить его рядом. При всей его нестеснительности, щеголять перед братом голышом перестало быть возможным лет в шесть, когда они последний раз в таком виде где-то купались.
Бенв вылез из воды, быстро обернулся полотенцем и задумчиво уставился на тоскливое лицо брата.
«Опять бледный, как не знаю кто, и отощавший».
- Ты, жертва неразделенной любви, когда в последний раз ты нормально питался? Неужели мать твоя до сих пор не сумела запихнуть тебе ложку в горло по самое?.. – конец фразы повис в воздухе, а Бенволио направил свои шаги из ванной в жилую комнату.
- Как прошла ночь, брат? – бросив короткий взгляд на родственника, он широко улыбнулся и застыл возле шкафа, обтираясь полотенцем и одновременно разглядывая одежду.
В итоге, он пришел к выводу, что в доме может ходить как ему угодно, и натянул одни лишь штаны, после чего продолжил вытирать голову.
- Что поведаешь мне доброго и интересного? Да, кстати! Я еще не встречал её, но заранее говорю тебе: мать твоя ищет тебя, и волнуется за каждый твой шаг. Так что тебе потом стоит почтить своим присутствием её покои.
Трещал Бенволио не переставая, но вскоре смолк, решив все-таки дать Ромео возможность ответить ему хоть на какую-то из фраз.
«В последнее время, мы всё реже остаемся наедине с возможностью поговорить о чем-то. То он где-то гуляет, то я где-то шляюсь, то Меркуцио развлекает нас обоих своими шутками и тащит гулять. Я успел соскучиться, и это при живом-то брате!»

0

5

- И с луной, и со звездами, и с прочими ночными видениями, - сейчас было непонятно, пытается ли Ромео шутить или говорит на полном серьезе. С другой стороны, Бенволио был из тех людей, с кем юный романтик мог говорить достаточно свободно на любые темы. В том числе и делиться своими душевными страданиями.
"Он редко когда разделяет мои порывы. Да, они для него слишком далеки от реальности, а потому кажется глупыми. Но при этом Бенволио всегда слушает меня, какую бы чушь я не нес..." - рядом с ним было легко, и юноша не мог сдержаться, чтобы хоть раз не улыбнуться.
- Нет, мне удалось пройти незамеченным и матушка не нашла меня, - стараясь говорить достаточно громко, чтобы брат слышал его даже из другой комнаты, наследник Монтекки направился за ним. - А питался... Бенволио, сложно думать о том, чего хочет тело, когда душа разрывается от тоски. И когда белый свет не мил и даже при свете дня, небо затянуло для тебя темными тучами. Нет, друг мой. Я уже забыл, когда ел в последний раз... - уже в комнате, Ромео сел на край кровати, бездумно наблюдая за тем, что делает кузен. Что в этом такого? Ничего предосудительного или неприличного в том, чтобы смотреть, как тот переодевается или сушит волосы.
"Он же не дама, чтобы мне отводить взгляд. А так, мы же одного пола..." - однако вопрос брата заставил задуматься. Юный Монтекки отвел взгляд, теперь бездумно уставившись в стену.
- Я видел ее вчера, Бенволио... когда шел по центральной площади... - голос звучал тихо, каждое слово было наполнено невыносимой горечью. - Я... думал, что если не увижу ее больше, то все пройдет... Эта глупая мальчишеская страсть... но теперь вижу, что все тщетно. Я... люблю ее, Бенволио. Люблю безумно, и эта любовь губит меня... каждый день, каждый миг... - светлые пряди закрыли взор. Каждый выдох сейчас давался с трудом.
"Она и сейчас у меня перед глазами..."

0

6

Бенволио только глаза завел, слушая ответ Ромео про луну, звезды и прочие светила, что так привлекали его по ночам.
«Хотя, что его может привлекать, кроме светил? Ах да, эта его Розалина… - он даже рожу скорчил, пользуясь тем, что Ромео не видит. – Не, ну что это такое? Каждый месяц… Мгм, ну, чуть реже – одно и то же! И каждый раз – как в первый. Влюбленный страдалец».
- Знаешь, я думаю, что мимо матери ты проскользнул только потому, что уже напоминаешь нез-ри-му-ю, - Бенв обернулся к брату, помахав руками у себя перед носом, - тень!
Подлетев к брату, он посмотрел на него сверху вниз, скрестив руки на груди.
- «Я видел её вчера, Бенволио»! – передразнил он Ромео, уморительно кривляясь с тщетной надеждой, что его братец хоть немного взбодрится. – Да что ты мог видеть, если ты на голодный желудок бродишь? Странно, что тебе курица не пригрезилась на той же площади, или все-таки да? – Монтекки хлопнулся рядом с родственником на кровать и приобнял его за плечо.
- Скажу тебе так… - заговорщицким шепотом проговорил Бенволио, прижимая брата к себе. – Если ты продолжишь так жить, то ты её точно больше не увидишь. Разве что она придет порыдать у тебя над гробом, от того, что упустила такое счастье! – последние слова прозвучали уже слишком бодро, а блондин ускакал к столу, взял с него щетку и с душераздирающими стонами начал расчесывать волосы.
- О! Да! Так еще лучше! – комментировал он каждое действие. Надежда на то, что Ромео улыбнется и перестанет страдать все еще жила в сердце блондина.
«В конце концов, ну что мне ему сказать? Плюнь на это и иди к фонтану спать со всеми подряд? Ромео не такой, как бы он не старался быть с нами в наших развлечениях. Романтик он», - с какой-то братской нежностью мыслил Монтекки о Ромео.

0

7

"И вот так всегда... я ему пытаюсь объяснить свои порывы души и страдания, а он спрашивает, поел ли я сегодня. Зачем мне это? Зачем, если все равно жизнь не мила. Только я скорее от печали умру, чем от голода. Или же сердце и разум просто не выдержат этих страданий..." - юноша помотал головой, пытаясь отбросить с лица светлые пряди, но тщетно.
- Вы с матушкой, похоже, сговорились. Я же не ребенок, чтобы следить за тем, поел ли я и лег ли спать, - правда, эта фраза уже прозвучала по-детски. Или нет, как у подростка, который уже говорит о том, что уже взрослый, а при этом остается ребенком.
Впрочем, посмотрев, как забавно брат приводит себя в порядок, Ромео забыл о том, что собирался на него дуться. Поднявшись с кровати, он подошел к нему и слегка ткнул в бок.
- Может тебе помочь? А то ты так скоро оставишь все волосы на этой расческе. Или тебе нравится каждый раз проводить такую экзекуцию? - вообще, юного Монтекки всегда поражало, что, как, а главное, зачем накручено у брата на голове. Что уж говорить, видок у Бенволио всегда был несколько вызывающий. В отличие от Меркуцио, который вечно был озабочен своим внешним видом, впрочем, он был озабочен, судя по всему, во всем, чем занимался, блондинистый Монтекки выглядел как не от мира сего. Точнее, будто из другого мира. Не одевались так в Вероне. Может не только в Вероне, но и в Италии в целом. Только, нельзя было не признать, что ему это безумно шло.

0

8

«Иногда мне кажется, что не будь у него матери, меня и еще каких-то отдельных личностей, он бы давно превратился в бестелесный дух», - размышлял Бенволио, сопровождая свои попытки хотя бы расчесать волосы, не говоря уже о том, чтобы сотворить из них что-нибудь подобное прежнему ежику.
Зачем он это делал? Вероятнее всего, чтобы выделиться. Рядом с рыжеволосым другом было не мудрено выделяться самыми странными способами.
- Ты не ребенок, брат мой, но это не отменяет того факта, что если тебя время от времени к земле за ногу не дергать, то ты рано или поздно улетишь на небеса.
«Ибо в Ад вроде бы не за что. Ох! Ну и локти у него. Помочь с волосами, говоришь?»
- О нет! Ты ранил меня! – он схватился за бок, рухнул на колени и закатил глаза. – Ромео, я умираю! Прошу тебя, исполни мой завет… - он схватил брата за колено, начиная тащить его к полу. Дальнейшая часть речи была произнесена хриплым шепотом.
- Умоляю! Чтобы душа моя упокоилась с миром… - он выдержал паузу, чтобы брат проникся моментом. – Не забывай, что на бренной земле нет ничего важнее… - взгляд уже вроде бы повлажневших глаз. – Чем хорошо и от души поесть.
«Ну и бред же я несу. Но для экспромта… Сойдет».
Блондин выждал время, а потом поднялся.
- Но оставим горе, как ты собираешься помочь мне? Обстричь налысо? Тогда я отказываюсь! Мои патлы – это моя, какая-никакая, гордость.
Он протянул брату щетку, придя с помощью каких-то логических умозаключений, что Ромео собирается его расчесать.
«Интересно, с чего он взял, что у него это лучше получится?»
- Только косички не плети… А то отомщу, - ухмыльнувшись добавил Бенволио, после чего покорно стал ожидать продолжения экзекуции.

0

9

"Устроил тут представление..." - как не странно, но Ромео даже подыграл ему немного, сделав трагичное лицо, и уже готов был поклясться чем угодно, что выполнит последнее желание, но в итоге только рассмеялся.
"Ну конечно, ему пообещаешь выполнить любое желание, а он потом на мне отыграется. Нет уж... спасибо. Пару раз уже прокололся с этим, когда пообещал подобное им с Меркуцио. С тех пор стараюсь быть осторожнее..."
- Поднимайся, Бенволио. Ты еще слишком молод и прекрасен, чтобы так рано покидать этот жестокий мир, - взяв блондина за руку, он помог ему подняться на ноги, а потом уже с интересом уставился на его шевелюру.
- Если тебя обстричь, это тебе не пойдет. А винить в итоге будешь меня. И не только ты, но и половина прекрасных представительниц Вероны, за то, что оставил их без такой красоты, за которую можно цепляться и... - тут Ромео смутился и решил не продолжать. Знал он, как дамам нравится иной раз зарываться пальцами в волосы и перебирать прядки. И, надо признать, это безумно приятное ощущение. Если не сказать больше. Юноша помотал головой, отгоняя ненужные мысли и сосредоточился на том, чтобы привести волосы брата в более-менее приличный вид. Для начала хотя бы просто причесать.
"Чем же он их укладывает, что потом с трудом расчешешь?" - когда щетка в очередной раз застряла в прядях, Ромео прикусил губу, и чуть было не дернул сильнее, чтобы распутать. Только за это можно было и по шее получить. Так, чисто инстинктивно.
Наконец, через полчаса мучений, не только самого Бенволио, но и Ромео, волосы перестали напоминать воронье гнездо.
- Так… все, дальше сам делай, - пробурчал наследник, постукивая щеткой по плечу друга. – У меня уже руки не двигаются.

0

10

Бенволио улыбнулся в ответ на слова брата, и пожалел, что тот не поклялся ему в выполнении желания. Ведь можно было бы тогда придумать что-нибудь интересное.
«Хотя, придумать интересное я могу и без этого…»
- Ну да, я молод. А если ты обстрижешь меня, я буду ужасен, так что прощу тебя, будь нежен со мной, брат мой… - в очередной раз подшутил над Ромео Бенволио, после затихая и покоряясь рукам брата.
Ромео был очень осторожен, но, несмотря на это, Бенволио пару раз раздраженно шипел, если брат дергал слишком сильно.
«Вот в такие моменты… уй! И начинаешь ценить семью и друзей. Вот женюсь я, и кто мне мои патлы будет расчесывать? Жена что ли? Наоборот, только больше путать. И никакой свободы. И к чему это я о жене? Ах да, я просто счастлив, что у меня есть такой брат, как Ромео. Пусть это иногда и не заметно, что я его ценю».
- Спасибо, друг мой сердечный, - рассмеялся Бенволио, перехватывая ловко щетку и откладывая её на стол. – Вот видишь, сколько пользы от меня? Я тебя возвращаю на бренную землю, позволяю подкачать руки… - он обернулся к брату, показал ему язык и быстро ускакал в ванную комнату, чтобы вернуться с какой-то банкой.
В банке находилась странная, прозрачная смесь, которую он покупал у одного человека, имя которого названо не будет.
- Итак, чем займешься ты дальше, путник? – он чуть трунил, но с некоторой тревогой. – Я не хочу оставлять тебя наедине с твоими душевными муками. Мне ли не знать, как ты воспринимаешь близко к сердцу свою влюбленность.
«Ага, пусть даже накануне эта влюбленность посвящалась кому-нибудь еще. Впрочем, не мне судить. Я же даже не любил никого. Или нет, любил. Лет в восемь. Ах, золотистый луч в её волосах. А потом она подарила свои бусы Меркуцио, и я решил никогда более не любить».
Зачерпнув смеси из банки, Бенволио радостно начал восстанавливать свои колючки на голове. Со временем смесь застынет, и размочить её можно будет только водой. Когда-то он выбрал именно такую прическу и с той поры не изменял своим принципам, пока ему не становилось лень.

0

11

- Оооо, я буду нежен с тобой, как с юной девой в первую брачную ночь! - Ромео не смог удержаться, чтобы не ляпнуть что-то подобное. Что поделать - многолетняя дружба с Бенволио и Меркуцио давала о себе знать, и наследник Монтекки сам иной раз поражался тому, что иногда высказывал.
Юноша вернулся обратно на кровать и теперь наблюдал за тем, как все его труды снова превращаются в нечто странное на голове брата.
"И как ему только в голову пришло, делать со своими волосами подобное..." - вот уже несколько лет Ромео сильно волновал этот вопрос. Чем кузен укладывает волосы, а главное, зачем это делает?
- Ох, брат мой, мне приятна твоя забота, но чем же ты собираешься отвлечь меня от этих, как ты выразился "душевных мук"? - откинувшись на спину, Монтекки улегся на кровати, опираясь на свои локти. Пожалуй, они с Бенволио и правда очень давно не общались вот так просто. - А вообще... - юноша прикрыл глаза, но вновь открыл их, так, что взгляд был устремлен куда-то в сторону. Мечты поэта, не иначе. - Я так хочу найти уже настоящую любовь... Не как сейчас... не ту, что так сильно ранит сердце... - юноша тяжело вздохнул и теперь улегся на спину, подкладывая руки под голову.
- Хотя, уверен, ты снова скажешь, что я летаю между небом и землей и мне бы фейечек в лесу ловить, а не за дамами ухлестывать, - Монтекки тихо засмеялся, но тут же прикусил губу.
"Вот только бесполезно все это... Я принадлежу только ей... и никому более... а значит, моя жизнь кончена. Потому как объект моей любви... моя прекрасная Розалина... не любит меня... и, похоже, никогда не сможет полюбить. Сколько я пытался достучаться до нее? Сколько? Да и не важно, это уже... Жестокий Амур пронзил мое сердце насквозь, и оно так и будет болеть теперь до конца моих дней".
Перевернувшись на бок и подперев щеку ладонью, юноша уставился на брата, который уже благополучно приводил себя в порядок.
- У тебя в планах снова найти себе несколько девиц готовых на все? - почему-то от этого становилось смешно, но Ромео лишь улыбнулся в ответ на свои же мысли.
"У меня уже входит в привычку разговаривать самому с собой... это совсем невеселый признак..."

0

12

Бенволио продолжал устраивать на голове не пойми что, при этом умудряясь вполне разумно вести диалог с братом.
- Я даже не знаю, брат мой. Возможно, обычная прогулка увеселит тебя. В конце концов, я даже разрешу тебе макнуть меня головой в фонтан, чтобы ты мог увидеть, как эти героические шипы превращаются в жалкие кляксы, - пафосно проговорил он, наконец, закончив маяться дурью, то бишь делать прическу.
- Ну, или я заставлю тебя поесть, а этот процесс вполне можно сделать забавным, уверен, что тебе придется по вкусу участвовать в нем! – продолжал трепаться блондин, перемещаясь по комнате и то роясь в шкафах, то оказываясь перед братом и разглядывая его в упор.
- А по поводу дам… Я уже сказал об этом сегодня Меркуцио, при прощании, а теперь скажу и тебе… Ужасное известие, я решил на сегодняшний день лишить их моего обаятельного общества, пусть грызут локти и утешаются в объятиях нашего общего друга, - Бенволио смахнул невидимую слезу со щеки, а потом умчался к шкафу и наконец облачился в какую-то нелепую вещь – черную рубашку, которой он когда то самостоятельно обкромсал рукава и отрезал воротник.
- Итак, о феях. Нет, дорогой брат, я не буду тебе говорить, что ты опять между небом и землей, хотя так оно и есть, – Бенволио задумался о том, что сейчас ляпнул, а потом уселся рядом с братом на кровать. – Я веду к тому, что все мы разные. Нам с Меркуцио – земное, тебе, Ромео, воздушное и поднебесное. Да и любовь… Она опасна, страшна и чревата либо женитьбой, либо разбитым сердцем. Видимо, ты готов к этому, а вот я – отказываюсь.
Он похлопал брата по плечу, а потом закончил свою речь:
- Не волнуйся, рано или поздно, правда скорее рано, ты найдешь себе ту, которая тебя полюбит и заодно тебя устроит.
Бенв улегся на спину и уставился в потолок.
- А вообще, брат мой Ромео, удивляюсь я тебе иногда. Я бы с таким избитым, как у тебя, сердцем, уже давно бы забыл и про желание любить, и про желание быть любимым. Так что считай, что ты этого не слышал, но я тобой даже в чем-то восхищаюсь, – Бенволио хлопнул в ладоши и сел.
«Вот и сказал правду. Пусть брат порадуется, он редко от меня что-нибудь не ехидное слышит. У меня нынче аттракцион невиданной щедрости».
- Ну что, пойдем питать твой тленный организм или предпочтешь истончиться еще сильнее?

0

13

- Бенволио, ты не заболел? - то, что слышать фразу о том что "сегодня мне не хочется уделять внимание дамам", было чем-то невероятным, было нечего не сказать. Первое желание было подойти к другу и проверить, нет ли у него жара, и не бредит ли бедный блондинчик.
"Может он на солнце перегрелся или слишком много злоупотреблял вином за эту ночь? Или..." - а вот об этом Ромео старался не думать. Чтобы у друга были еще и проблемы амурного свойства, лучше было вообще не упоминать. Иначе это было чревато тем, что сами эти проблемы появятся у Ромео и очень быстро.
"Мои друзья всегда меня поражали такой... хм... энергичностью. Дни и ночи напролет... Будто внутри источник какой-то неиссякаемой жизненной силы, позволяющий искать все новые развлечения, от самых неприличных, до вполне невинных..." - когда брат оказался в зоне досягаемости, наследник не удержался от того, чтобы протянуть руку и потрогать лоб Бенволио.
- А ты сам-то, когда ел в последний раз? - неожиданно для себя самого выдал Монтекки. Как ни крути, а бренное тело стоило иногда кормить. Хотя Ромео и не считал это необходимостью. Он ничто не считал такой необходимостью, как любовь. Она давала ему силы, она делала его живым, она заставляла дышать и наслаждаться жизнью. Она... даже если раздирала сердце в клочья.
"Как сейчас..." - юноша потянулся, на миг, зажмурившись от приятной истомы, пробежавшей по телу от такого действия, и медленно сел.
- А знаешь что... - теперь его светлые глаза неотрывно смотрели на брата. - Я, пожалуй, соглашусь. Идем, друг мой, и предадимся столь сладостному времяпровождению, как удовлетворению одного из смертных грехов, - пафосно, подражая тону самого Бенволио, заявил он, но при этом, так светло улыбаясь, будто все эти слова были истинной правдой.
Ромео ловко спрыгнул с кровати и прошелся к двери, вытягивая руки над головой и довольно жмурясь.
"Пусть печаль уйдет... хоть ненадолго... хоть на миг... Я так не хочу, чтобы мои родные волновались... Особенно матушка... Она и так вся извелась, выясняя, что же случилось с ее любимым сыном. А еще извела Бенволио вопросами..."
Кстати про Бенволио. Что за странное чувство, будто блондин был чем-то обеспокоен, только прятал это где-то очень глубоко внутри?
"Только, что-то мне подсказывает... что не смогу я расспросить его обо всем. Точнее сказать - он мне не скажет ни слова. Мой брат бывает еще более скрытным, чем я. И... как часто было, что я терялся в догадках, что же происходит в его светлой голове..." - должно быть этот взгляд в сторону брата получился дольше, чем следовало. Но Ромео, в данный момент, это слабо волновало.

+1

14

Бенволио только рассмеялся, когда брат его так встревожился по поводу его состояния. Да, он не спорил с тем, что для него это поведение было неожиданным, однако, иногда бывало и такое.
«Надо же в этой жизни хоть чему-то меняться», - парень улыбнулся своим мыслям, зевнул, когда Ромео быстро коснулся рукой его лба, и прищурился лукаво.
- Ну что, температура обнаружена? – его улыбка была весьма и весьма хитрой. – Может быть мне и вправду нужно лечение?
Но впрочем, это была лишь одна из шуток. Бенволио обладал отменным здоровьем, и уж кому, как не брату его знать это. Ни любовная хандра, ни ссоры, ни холод и жара не могли свалить блондина. Просто потому, что ему казалось глупостью тратить жизнь на болезни. И тогда он, чувствуя себя нехорошо, лишь сверх того заливал свой организм вином и возможно даже буянил чуть больше. Правда, вот о последнем аспекте мало кто знал. Бенволио был скрытен, научившись сперва молчать о себе, он только так мог молчать и о секретах своих друзей, отшучиваясь от кого угодно, вплоть до своей любимой тетушки.
«Смертному греху. Будем честны, Ромео, мы постоянно предаемся смертным грехам…»
Монтекки наблюдал за братом исподволь, задумываясь о том только, насколько солнечный и поднебесный у него брат.
«Насколько же он отличается от меня. И от кого угодно в этом городе. Это самое жестокое, что могло бы с ним случиться. Родиться здесь, в этом городе полном ненависти и разврата».
Правда, Бенволио быстро очнулся, осознав, что они с братом взирают друг на друга как-то слишком долго и вообще непонятно с какими выражениями лиц.
- Хэй, не смотри на меня так! – воспользовавшись возможностью сказать это первым, парень показал язык брату и соскочил с кровати, - как влюбленная дама на своего ухажера.
Да, Бенволио не мог без своих постоянных шуток. Они были одной из его масок, и без них он уже не был бы собой. Потому он подскочил к брату, задумался на мгновение и предложил оптимальный вариант:
- Пошли на кухню. Мне лень дожидаться общей трапезы, а там нас всегда покормят и обогреют, - это не было шуткой, братьев в доме любили.
Бенволио на секунду задумался о чем-то, нахмурив лоб, а потом встряхнулся. Не дело было вспоминать о том, что его тревожило все это время в такое прекрасное утро. Схватив брата за руку, Бенволио рассмеялся просто потому, что смех рвался наружу и потащил его за собой.
- Быстрее! А то вся еда сбежит, заслышав только, что идем мы с тобой, два голодных из рода Монтекки! – очередной взрыв смеха перед тем, как вытащить Ромео за дверь.

===> Поместье Монтекки, Кухня

+1

15

- Скажешь тоже! - а кто бы ни возмутился, сравни его с влюбленной дамой. К тому же, что такого было в этом взгляде? Всего лишь задержал чуть дольше. Но ведь это не значит ничего.
"Хотя, тебе ли не знать, что может значить всего один взгляд... и как иной раз этот самый взгляд может перевернуть всю судьбу. Как и тогда с Розалиной. Она посмотрела в мою сторону лишь на миг, и этого хватило, чтобы потерять покой и сон..." - это было невозможно. Ромео не мог не думать об объекте своей страсти.
"О чем бы ни говорил, все сводилось к одному... только она... всегда в моих мыслях..."
- Да, пойдем, поедим, пока никто не видит. Может получиться найти что-то особенное, - хоть Ромео и любил свою семью, но разного рода семейные обеды были не для него. Как-то слишком много официальности, а потому вот такие побеги на кухню были ему намного дороже. Или когда можно было побыть наедине с матушкой и может послушать, как у нее прошел день.
"Жаль только, что в последнее время я очень мало времени провожу с ней... потому что слишком погружен в себя... и это не очень хорошо... даже совсем не хорошо... потому что она волнуется обо мне..." - проходя по коридору, наследник Мотнекки посмотрел в сторону комнаты леди Монтекки, но решил, что лучше зайдет к ней ближе к вечеру. Сейчас были дела важнее и... да, Ромео снова хотел прогуляться. Слишком много разных мыслей в голове, которые причиняли боль. И стены родного дома вновь казались клеткой.

===> Поместье Монтекки, Кухня

0

16

Поместье Монтекки, Кухня ===>

Бенволио влетел в комнату с явным намерением найти ответ на мучающий его вопрос в какой-нибудь животрепещущей книге. Ведь он их так много читал в последнее время – вон на столе горка лежит, чуть не сваливается. Впрочем, попытки прочитать хоть что-нибудь не увенчались успехом. Лишь сильнее заболели глаза, да к ней добавилась головная боль.
- О Боги! Верните мне способность читать эти гадкие символы, - Бенволио швырнул книгой в кучу, обрадовался, что башня из них не рухнула на пол, и начал раздеваться. Оставшись в одних лишь штанах, он нырнул под легкое одеяло.
Все ему казалось не милым – одеяло жарким, подушка жесткой, матрас будто бы набили камнями. А в голову еще и мысли поганые лезли.
«О Боги, так скоро мозги вытекут мои через глаза…» - он передернулся от отвращения. – «Ну, с другой стороны, многие решения, иногда даже благие, приходили ко мне именно во сне. Главное сейчас усиленно думать о проблеме. Меркуцио спит с Капулетти. Меркуцио спит с мужиком из Капулетти. Рыжая зараза. Ненавижу его иногда, хотя… скорее это пылкая любовь, чем ненависть. Любовь как другу, не более. Как все смешалось…» - мысли клубились в голове, менялись, превращались в образы. Он засыпал, сам того не замечая, все сильнее съеживаясь в кровати.
Во сне к нему пришел странный образ всепожирающего пламени, оно терзало Бенволио и не давало ответа. Где-то на фоне слышался смех, шутки… Такой знакомый смех. Но кто это, кто? С кем он рядом, с кем?
Глаза не видят, тело не шевелится, все сковано пламенем. Это была настоящая пытка, но он все не мог очнуться ото сна, только и метался по кровати.

0

17

Поместье Монтекки, Гостиная ===>

Леди Монтекки без стука вошла в комнату Бенволио. Когда она в последний раз была здесь? Она уж и не помнила. Слишком непонятным был ей Бенволио в своем стремлении пошалить ещё в подростковом возрасте, а уж потом, когда он, познав сладость половых утех, стал менять девушек как перчатки, она и вовсе потеряла с ним какую-либо связь. Да и будем честны, не стремилась её найти. Бенволио интересовал её лишь по одной причине, и этой причиной был Ромео. По крайней мере, именно так считал каждый, кто видел их взаимоотношения.
Но никто не знал, что Сандра все так же беспокоится о своем племяннике. Где-то в глубине своей души она его любила и переживала за него, но вряд ли она это когда-либо ему покажет.
Поэтому когда она зашла в комнату и увидела, как её племянник мечется в кошмаре по кровати, она разволновалась. Тихонько подойдя к кровати Монтекки, она мягко провела рукой по волосам Бенволио, по той самой прическе, которую она так не одобряла.
«Бедный мой мальчик… Как же ты мог стать таким?.. Что же сейчас может так пугать тебя, Бенволио? - с какой-то нежностью думала Монтекки. - Что является причиной твоих кошмаров?» - спрашивала мысленно Сандра, продолжая гладить юношу по голове.
- Все хорошо, мой мальчик, все хорошо… Тшш, успокойся… – мягко шептала женщина, поправив одеяло на Бенволио, как-то она даже забыла о том, что шла его будить, настолько переволновалась за него. Когда Бенволио успокоился, кошмары видимо отступили, Сандра наклонилась и поцеловала Бенволио в лоб, ласка, которую она проявляла лишь в те мгновения, когда видела его таким беспомощным.
«Пожалуй все… Мне стыдно перед тобой… Но вряд ли ты это узнаешь, когда-либо», - с какой-то тоской подумала Монтекки, минут десять смотря на спокойного и спящего племянника. А потом вновь возвращаясь в свой образ мегеры, убирая руку.
- Бенволио! Проснись! Что делал ты ночью, безобразник?! – возмущенно начала Сандра вместо приветствия.

+1

18

Сон Бенволио продолжал терзать его, но под ладонью женщины юноша успокоился. Возможно, тело вспомнило, как в такой же ситуации при детских кошмарах юношу утешала мать. Хотя, мать ли это была или кто другой? Бенволио не знал, потому что не просыпался. Успокоенный, он лег прямо и видимо собирался предаться сну, но этому не суждено было сбыться.
Голос женщины, неслышимый им во время сна, резко ударил по ушам, когда она его еще и встряхнула для того, чтобы разбудить.
«Где я был, что я был? О Боже, как же она меня любит, раз так резво будит!» - Бенволио приоткрыл один глаз, потом другой глаз и встретился взглядом с призывающим внимание декольте тетушки.
«Ну вот опять! Когда же она угомонится, и будет прикрывать их салфеткой!?» - мысленно взвыл Монтекки, резко отводя взгляд. Желать собственную тетку – не комильфо.
- И Вам доброе утро, прекраснейшая госпожа! – откликнулся блондин, наконец-то меняя дислокацию – мозги в кучку, а глаза, наоборот, из неё.
- А по поводу Вашего вопроса… - юноша соскочил с кровати на другую сторону от Сандры, взмахнул в её сторону рукой и ухмыльнулся. – Вы ответили на него сами. Я без-образ-ни-чал, - как-то особенно ехидно прозвучало это последнее слово.
На самом деле Бенволио пребывал в шоке. Обычно леди Монтекки не осеняла его комнату своим присутствием. Она отлавливала Бенволио только тогда, когда он был в бодрствующем состоянии.
- Или же Вы желаете знать все мои действия совершенные за то время, что я не мог лицезреть Ваши… - он призадумался, – руки, ноги, голову и прочие части тела?
Да, Бенволио хамил женщине, но это было ответом на то, что юноша не понимал, как она относится к нему. Нет, вечная их перебранка была поводом для шуток всей Вероне, но он никак не мог понять – отчего же она так относится к нему, используя в своих целях.
«А ведь в детстве я даже пытался относиться к ней, как к своей матери… И даже таскал ей ромашки с поля. Вот смеху-то было!»

0

19

- Нет, не желаю, - женщина поднялась с кровати и отошла от племянника. - Я не желаю слышать рассказов о том, как ты позоришь нашу семью, бесстыдник, - Монтекки отвернулась от Бенволио, став внимательно осматривать его комнату, давно она тут не была, что не удивительно...
- Почему ты не можешь быть более сдержанным? - уже более строго произнесла она. - Почему ты срамишь имя семьи, в которой рос и которая может послужить тебе в случае беды подмогой?! - повышая тон, вопрошала женщина.
"Почему ты ведешь себя так, будто ты совсем один в этом мире и ни за кого не несешь ответственности?" - уже мысленно спрашивала женщина племянника, зная, что тот не услышит столь грубых слов. Потому что отдавала отчет себе в том, что уже это может достаточно сильно ранить племянника. Не стоило отрицать, что Бенволио Ромео любит. А, следовательно, он не так уж потерян для общества. По крайней мере, в это хотелось верить Сандре.
- И, кстати, Бенволио, где мой сын? Слуги говорят, что его не было дома всю ночь! Надеюсь, ты сможешь мне ответить на этот вопрос! - голос женщины становился все громче и громче, что явно не прибавляло к атмосфере, царящей в комнате, дружелюбия.
"Ромео... Сын... Определенно его нужно женить... Но вот на ком? Надо это выяснить", - поставила себе новую задачу леди Монтекки.

0

20

«Позоришь, позоришь… Будто есть что плохое в том, что я следую своей природе», - Бенволио продолжал сохранять абсолютно ехидное выражение лица, однако в глубине души даже немного был оскорблен. Впрочем, ничего обидного говорить конкретно леди не хотелось – парень при всей своей напускной беспечности и наплевательскому отношению ко всему на свете в глубине души считал Сандру удивительно достойной, в их век, женщиной.
- Позорю честь семьи? – продолжал в свою очередь слегка играть свою прежнюю роль. – Наоборот, я её укрепляю! Должен же хоть кто-то в этой семье показывать, что мы пылкие любовники и прекрасные фехтовальщики!
«Сдержанным? Можно попытаться. А то если не буду держать себя в руках, то скачусь туда же, куда скатился мой незабвенный друг», - блондин нахмурился, а потом рассмеялся коротко.
- Ромео? Я видел его с утра, и Вы не поверите, тетушка, но даже заставил его поесть. Так что честь мне и хвала, жду ваших аплодисментов.
Но дожидался он их недолго, потому что продолжил трещать дальше как ни в чем не бывало.
- А потом он отправился на улицы города, дабы дышать воздухом и наслаждаться пением птиц, смехом девушек и шелестом их юбок и прочая, прочая, – Бенволио почесал в затылке. – Гулять пошел, в общем. А я спать. На том и разошлись.
Он и сам подивился тому, что последние слова прозвучали сухо, едва ли не грубо. Нет, он не хотел грубить, просто желания подбирать высокопарные слова закончилось.
- Это все, миледи, или Вы хотите воспользоваться еще какими-то услугами, что я способен предоставить… - пауза и слова, что сделали смысл фразы все-таки пошлым, - в силу молодости?

0

21

Сандра зло посмотрела на Бенволио.
Боги, как же она не любила, когда он так себя вел! Когда он шутил на столь грубые темы, когда он ехидничал и вредничал. Собственно, где-то глубоко в душе женщина понимала, что в этом виновата она сама, ибо не стоило так сильно давить на Бенволио, не стоило так кричать и преследовать его с одной только мыслью о том, где её сын. Возможно, если бы леди Монтекки обращала бы внимание не только на своего сына, но и на племянника, их отношения были бы другими. Но... Что сделано, то сделано.
- Благодарю тебя, о мой племянник, за то, что ты хоть как-то участвуешь в жизни своей семьи, - сухо сказала Сандра, посмотрев на молодого человека. - Но это не отменяет того факта, что в остальное время ты её позоришь! - голос Монтекки вновь пошел на повышение. - Разве может укрепляться честь семьи многочисленными ублюдками от девиц легкого поведения? - уже как-то сухо спросила женщина.
"Да и не получишь ты от этого ничего... Ни любви, ни друзей, ни полноценного счастья. Кто у тебя останется после того, как Ромео женится? Меркуцио? Этот бабник, который растрачивает состояние Эскала? Ха... Да он его раньше в Мантую сошлет. А ты? Кому ты тогда будешь нужен?" - с какой-то тревогой подумала Монтекки. Нет, вряд ли она хоть когда-нибудь покажет свою заботу или нежность по отношению к племяннику, но это не мешало ей почти каждый вечер задумываться о том, что ждет её племянника в дальнейшем. И если судьба ей сына вполне была ей понятна и распланирована, хочет он того или нет, то судьба Бенволио скрывалась для неё под завесой тайны, что изрядно её напрягало и даже как-то пугало. Женщина не представляла, как она может помочь племяннику с той позиции, которую она занимает в его жизни сейчас.

0

22

Бенволио тоскливо уставился на злую женщину и понял, что так просто от неё ему не отделаться. Просто потому, что она явно не просто так решила посетить его впервые за… А как давно они не виделись? Пару-тройку дней, кажется. Но и немного от этого потеряли.
«Может у неё плохие дни? Лорд Монтекки изменил, чем черт не шутит?»
Выдохнув воздух не только через нос, но и через губы, Бенволио похлопал ресницами. Видимо, не получилось, потому что леди Монтекки продолжала ругать его, а Бенволио так не хотел все это выслушивать.
Поэтому парень попытался как можно отстраненнее воспринять критику, дождался конца пламенной и сухой, как пески пустыни, речи, прижал ладони к груди.
- Простите меня, леди! Больше никаких ублюдков, - задумчиво выдал он, чуть щурясь, стараясь не закончить фразу так, как звучало у него в голове.
«…Только выблядки».
Юноша решил, что расхаживать при этой женщине полуголым – абсолютно неприлично, а потом отправился к шкафу, в обход неё, стараясь не подходить на расстояние вытянутой руки. Если ощущение неприличия было вызвано скрытым уважением к Сандре, то второе - военной необходимостью. Мало ли, вдруг за его слова ему прилетит по голове?
- Леди Сандра, я бы не хотел быть грубым… Но зачем Вы искали со мной встречи, если…
«Я так отвратителен Вам».
Могли провести утро в более приятном обществе.
Он вытащил из шкафа рубашку – дань леди Монтекки, дань, которую она могла не заметить, - и облачился в неё, начиная застегиваться.
«В конце концов, никто не просил её портить себе же настроение моей побудкой. Но какой все-таки отвратительный сон мне приснился. Не дай Бог повторится такое, а то я и вовсе перестану спать и буду на манер Ромео бродить ночами по лугам, изредка с ним пересекаясь. А уж встречи с Меркуцио и вовсе ограничатся теми днями, когда ему приспичит забраться в стог сена».

0

23

"Я и не ожидаю от тебя исполнения этого, Бенволио..." - как-то чуть успокоилась женщина, опустив взгляд в пол и внимательно став изучать его рисунок.
"Собственно... Я и не знаю чего от тебя ожидать! А все Меркуцио... Бедный мой, бедный племянник..." - думала женщина. Иногда ей, даже не смотря на всю любовь к своему сыну, приходила мысль, что её племянник намного более несчастный ребенок, чем Ромео, который вечно страдает из-за своей влюбленности. В такие минуты Сандра начинала предполагать, что все эти выходки мальчишки вызваны лишь тем, что ему в детстве что-то недодали, будь-то тепло, ласка или обыкновенное материнское внимание. Вот и вырос таким... Ловеласом.
- Я пришла к тебе, чтобы поговорить о своем сыне, Бенволио, - голос женщины был сух, ничем не выдавая тех мыслей, которые сейчас вились в её голове.
- Меня волнует, что он весь посвящен себе... - на этом голос женщины чуть дрогнул, она не желала признаваться себе в этом. Но все доказательства были на лицо. Её сын чаще проводил время с луной в своих мечтаниях о возлюбленных или с друзьями, но никак не с ней. И это как-то больно отзывалось в Монтекки. - Он не задумывается о семье... О своем будущем... Детях, жене...

0

24

«Ну, слава Богу, она перестала ворчать на меня. Интересно, она понимает, что я её уважаю? Навряд ли, ведь это слишком для неё – признать, что я имею такую функцию, как уважение…»
Бенволио щегольски оправил рубашку, выверенными движениями поправил рукава. Этикет, вбитый ему в голову, иногда использовался им, особенно при общении с леди. А потом женщина вновь заговорила о Ромео, и Бенволио мысленно застонал. Он не сдержал едва заметной грубости и произнес:
- Миледи, мне воистину приятно делить с Вами невзгоды воспитания нашего милого ребенка Ромео, - после этого Бенволио с деловитым видом занялся тем, что застелил покрывалом кровать, плюхнулся на неё сверху и проникновенно посмотрел на женщину. – Итак, он не посвящен себе, он влюблен, леди. И знаете, ему это чувство весьма к лицу – он бледнеет, стройнеет и выглядит весьма привлекательно для дам.
Болтал Бенволио без устали, краем разума задумавшись о том, что Ромео и правда вряд ли задумывается о женитьбе на хотя бы одной из тех красавиц, в которых был влюблен.
«Он остывает к ним сразу же после ночи, вся тайна их пропадает для него, а это мешает ему влюбляться дальше. Да и любовь – чувство нудное и какое-то излишне долговременное».
- Но я так понимаю, леди, что Вы уже задумались и о жене, и о детях, и даже о семье, - лукаво улыбнулся Бенволио. – Почему бы Вам не сказать об этом Ромео?
«И не женить его побыстрее, не справляясь у меня о том, кому он там посвящен… Чего вообще хочет от меня эта женщина!?»

0

25

Сандра всё это время внимательно смотрела на своего племянника, казалось, что она его как-то оценивала что ли...
"А не ошиблась ли я, думая, что Стефано подойдет лучше?.. Вздор, все вздор", - решила женщина, услышав от Бенволио очередную грубость.
- Я пришла к тебе, потому что ты лучший друг моего сына, как мне не прискорбно это говорить.
"Ну, по крайней мере, ты более вменяемый, чем этот развратник Меркуцио".
- И именно ты можешь рассказать мне, чем живет мой сын. Рассказать, чем он дышит. Рассказать о том, нету ли у него самого, - это слово женщина выделила голосом, - идей или мыслей на этот счет? - Сандра слегка передернула плечами.
"Почему этот мальчишка вечно мне дерзит? Вечно насмехается, грубит? Неужели он ни капли не уважает меня?" - эта мысль уже начинала гневить госпожу дома Монтекки. Но сейчас она была занята своей неожиданно возникшей целью.
- Влюбленности... От них добра не ищут, Бенволио. Они лишь порабощают дух и ломают тело. Другое дело истинная любовь, которая возникает в результате долгого знакомства, общих трудностей, взаимного уважения...
"Искал бы мой сын эти чувства в своих пассиях... Все бы было иначе, он бы был счастлив и весел... - женщина чуть нахмурилась. – Собственно, и Бенволио бы не помешала жена, но кто пойдет за мужчину прославленного на весь город, как бабник?"

0

26

Леди ставила Бенволио в тупик своей наивностью иногда. Неужели она и вправду думала, что Бенволио заложит ей Ромео со всеми потрохами? Блондин цокнул языком, чуть усмехнувшись, оценивающе в ответ посмотрел на леди, а потом взял себя в руки. Нельзя надолго выходить из той роли, на которую ты сам же и подписался.
«Я не буду сдавать тебе Ромео, женщина, при всем твоем желании. Он слишком нежен, чтобы ты, выяснив «все, чем он дышит» подвела его под венец, что для него, против воли, равносильно смерти».
- Моя леди, уж простите, но именно потому, что я его близкий друг… Я вряд ли смогу что-нибудь Вам путное поведать. Да и Вы же знаете, мое дело маленькое… - он оперся ладонью на спинку кровати и ухмыльнулся; другой ладонью он вертел то в одну, то в другую сторону. – Там потрепаться, тут пое… Кхм, в общем-то, не так уж важно.
«Все-таки не стоит нарушать её душевный покой еще и ругательствами».
- Единственное, что скажу Вам, но об этом любой в Вероне знает – Ромео не женится на той, которая не будет для него осенена неким знаком свыше. Он хочет любить и быть любимым, но пока не нашел ту, что сможет быть для него достойной. А что, у Вас уже есть кто-то на примете? – усмехнулся Бенволио.
«Она меня презирает, а я отвечаю ей дерзостью. Но все же… Она, по-моему, единственная неизменная величина в моей жизни. Проклятье, все мысли сводятся к этому!»
Глаза Бенволио потемнели, и он резко поднялся, скрестив руки на груди.

0

27

Женщина задумчиво посмотрела куда-то сквозь Бенволио, она обдумывала его слова.
"Кто-то на примете? Да никого у меня нет. Разве не ясно, раз уж я явилась с этим вопросом к нему... - женщина посмотрела на лицо Бенволио. - Дерзкий юнец, неужели ты не понимаешь, насколько ты для меня важен? Как сын... На тебя нету управы. И поэтому всё достается Ромео", - с какой-то неожиданной злостью подумала Сандра.
- Я знаю это, Бенволио. Но может ты слышал что-нибудь о его последней влюбленности... Может это и есть та самая? - с легкой надеждой спросила леди Монтекки. Но она не надеялась на положительный результат, в конце концов, она представляла насколько может быть вольнолюбив юноша, которому узы священного брака будут лишь путами и цепями.
Но так же Сандра считала, что именно эти цепи спасут и помогут Ромео. Ибо душевные муки могут привести мальчика к болезням, как душевным, так и физическим. Всё переживаемое волнение Монтекки отразилось на её лице.
- Так что, Бенволио, ты предлагаешь мне отставить эту мысль? Перестать искать лучшее для своего сына? И пустить всё в руки судьбы и Бога? - женщина отвела взгляд, голос её звучал глухо.

0

28

Бенволио хмурился, слушая вопросы леди Монтекки и жалея, что не может дать на них желаемого ей ответа. Женщина она была беспокойная, а в очередной спор не хотелось вступать. Но парень пустил по губам улыбку, потом вновь развел руками:
- Вам ли не знать, синьора, что Ромео влюбляется либо несчастно, либо ненадолго. Поэтому вряд ли Вы узрите его пассию. А что касается Ваших вопросов…
Блондин выдохнул, а потом выдал то, что было на духу.
- Я знаю, как Вы заботитесь о Ромео, но сомневаюсь, что Вам и ему будет счастье, если Вы начнете его скоропалительно женить. Я знаю, Вы ни меня, ни Меркуцио в грош не ставите, ну так радуйтесь – Ромео теперь чаще один бродит, о своем думает. Дайте срок, и он вырастет в достойного наследника, но… Если начнете загонять его в цепи брака, то он от Вас шарахнется.
«Какие умные вещи я иногда говорю. Сам себе дивлюсь… Интересно, не треснет ли она меня веером, за такие речи? Но ведь, и правда, Ромео другой, и мы не чета ему… Он раньше нас задумываться начал о любви. И душа у него такая… О которой нам и не мечталось».
Бенволио скрестил руки на груди, сухо усмехнулся чему-то, но промолчал, решив дать волю женщине в словоизречении.

0

29

Женщина задумчиво посмотрела на Бенволио, по ней было видно, с каким трудом она обрабатывает эту информацию, дабы снова не сорваться на племянника. Все-таки иногда была свойственна леди Монтекки некоторая деловитость взамен её повседневной истеричности. Что и радует, а то вряд ли она смогла бы сжиться с порядками и нравами Вероны.
"А мальчишка умные вещи говорит... Но когда наступит то время, когда будет уже пора? Всю свою жизнь мой сын может проходить таким паломником проклятой любви!" - женщина нахмурилась.
- Так значит, ты предлагаешь просто ждать, да? А что делать, если он никогда не созреет для брака? - голос Сандры потихоньку повышался. Сейчас причиной был даже не её племянник, а то, что в кои-то веки женщина попала в ситуацию, в которой всё зависит не от неё. Конечно, она может взять всё это в свои руки, но как верно сказал мальчишка, вряд ли это принесет её сыну хоть какое-то спокойствие в жизни, скорее даже наоборот... Даже может случиться так, что Ромео так же, как и его друг, будет гулять по девкам, в отместку матери, которая насильно его женила.
- Так что же делать, Бенволио? Что?! - в голосе леди Монтекки скользило напряжение с нотами привычной всем истеричности.

0

30

Блондин глубоко вздохнул, мысленно моля Господа, чтобы он не дал женщине развиться в её подходящей истерике. Леди Монтекки слишком легко заводилась, а уж если дело касалось сына…
«А я только что велел ей прекратить совать нос не в свое дело, если быть грубым. А ведь она искренне считает, что жизнь сына – это только её дело. Жаль её все-таки, положила жизнь ради Ромео, ради семьи, а сама не получает никакой благодарности в ответ», - видимо события в жизни Бенволио заставили его присматриваться к другим. Но он не собирался выражать это вслух, хотя очень хотелось как-то облегчить этой женщине её собственную жизненную трагедию.
«Интересно… - Бенволио молча подошел к леди, глядя на неё чуть туманно, будто не владея собой. – Её хоть кто-нибудь успокаивал по-настоящему? Или все приходилось переживать собой?»
- Тише, леди, - парень сам не понял, как обнял женщину, за плечи, не как любовницу, но как мать. – Для начала Вам надо успокоиться.
«Господи, и это говорю я!? Да она меня веером сейчас шандарахнет и в монастырь сошлет. Или в Мантую».
- В таком взволнованном, - пауза, - состоянии Вы ничего решить все равно не сможете. Но поверьте, Ромео умен, и он взрослее, чем я или Меркуцио. Уверен, что скоро он найдет ту, которая сможет стать ему женой.
"Иногда надо говорить то, что женщина хочет услышать. Но в этом случае - это почти правда".

0


Вы здесь » Romeo and Juliet (18+) » Поместье Монтекки » Комната Бенволио Монтекки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC